Владимир Корнилов, обозреватель РИА Новости

В Марракеше представители 164 государств одобрили всемирный пакт о миграции. Генсек ООН Антониу Гутерриш назвал этот документ историческим. Он отметил, что соглашение поможет покончить с миграционным хаосом в мире.

Задержанные украинские корабли доставлены в порт Керчи
Эта конференция задумывалась ее вдохновителями как образец всемирного единения и согласия, символ победы глобального гуманизма, зародыш ренессанса Организации Объединенных Наций, которая пытается доказать свою эффективность. Но в действительности завершилось все вновь дрязгами, склоками, раздором, а кое-где даже создало правительственный кризис. Потому что речь идет о злополучной проблеме беженцев, уже ставшей головной болью многих стран, особенно европейских. Мигрантов в мире сейчас более четверти миллиарда.

…Идея подписать глобальный пакт по мигрантам родилась в недрах ООН в качестве реакции на миграционный кризис, поразивший Европу в 2015 году. Генеральная Ассамблея ООН спустя год единогласно приняла Декларацию по беженцам и мигрантам. Ради достижения этого единогласия она была в значительной степени выхолощенной, практически не предусматривающей конкретных и обязательных мер по решению глобальных проблем. И уже тогда было принято на основе этой (простите за тавтологию) декларативной декларации начать подготовку того самого Глобального пакта ООН, в котором и должно было отразиться всемирное единение в выражении озабоченности этой проблемой. Восемнадцать месяцев работы над документом, задумывавшимся как исторический, закончились на этой неделе в Марракеше.

В итоге, однако, всеобщее единение, продемонстрированное полтора года назад, сменилось расколом. Что лишний раз свидетельствует об очевидном факте: мировой миграционный кризис развивается гораздо стремительнее, чем ожидалось, правительства ведущих стран просто не поспевают за ним. Это уже продемонстрировал летом брюссельский саммит глав государств Евросоюза, прозванный поначалу "Матерью всех саммитов", но в итоге завершившийся пшиком. Теперь это наглядно выявилось и на всемирном уровне.

Дональд Трамп еще в 2017 году, фактически сразу после прихода к власти, распорядился вывести США из переговоров по глобальному миграционному пакту. За ним дружно последовал ряд стран Восточной и Центральной Европы, где за последние полтора-два года тоже полностью переосмыслили свое отношение к "политике открытых дверей": Австрия, Венгрия, Польша, Болгария, Чехия и так далее. Отказались участвовать в подписании документа Австралия, страдающая от усиливающегося наплыва мигрантов, Израиль (по соображениям безопасности), Чили. Бразилия присоединилась к пакту, но, похоже, ненадолго — Жаир Болсонару вступает в должность президента уже 1 января, а он заранее обещал выйти из соглашения, настаивая на необходимости решать миграционный кризис исходя из реалий каждой отдельной страны.

Как было сказано выше, в некоторых государствах подписание более чем необязательного документа, составленного из лозунгов о добрых намерениях, переросло в правительственный кризис. Особенно эта история ударила по единству Бельгии, где партия "Новый фламандский альянс", ведущая в правительственной коалиции, вышла из нее в знак протеста против подписания Марракешского соглашения своим же правительством. В итоге в Бельгии теперь формируется правительство меньшинства, что обострит давно существующий раскол в стране. Неслучайно тут же в парламенте Фландрии объявились основные идеологи борьбы против глобализма — бывший советник Трампа Стив Бэннон и лидер французского Национального фронта Марин Ле Пен. Активисты Ле Пен во Франции уже назвали представителей своего правительства "предателями Марракеша". Даже в Германии подписание пакта неожиданно стало темой горячего обсуждения внутри коалиции. Таким образом, соглашение, которое, по задумке ООН, должно было продемонстрировать глобальное единение хотя бы в одном животрепещущем вопросе, эффективно используется антиглобалистами.

Самой забавной, как обычно, оказалась позиция Украины. Казалось бы, ей, как стране массового исхода, эта декларация должна бы даже поспособствовать. Но Киев же давно сдал свою субъектность и голосует последние годы исключительно по примеру США. Если у Трампа есть аргументы против Марракеша, то Украине надо было придумать свои. Вот и придумали: мол, у нас же много внутренних переселенцев из зон конфликта, поэтому пока нет "соответствующих условий" для подписания соглашения.

Похоже, в МИД Украины так увлеклись изнуряющей "войной с Россией" и генерированием провокаций в Азовском море, что они там даже не обратили внимания на суть подписанного в Марокко документа. Если резолюция Генассамблеи ООН в 2016 году хотя бы вскользь упоминала внутренне перемещенных лиц, то нынешнее соглашение — исключительно о международной миграции и, соответственно, не имеет отношения к проблемам, указанным Киевом. Но как-то ведь надо было объяснить, почему официальная Украина не подписывает документ вслед за хозяевами из США.

Подчеркнем еще раз: ООН мечтала превратить этот ни к чему не обязывающий пакт в символ всеобщего единения. Именно поэтому авторы соглашения обходили острые углы и вносили в документ очевидные, неоспоримые истины. Например, положения о том, что мигрант — это тоже человек и его права (вне зависимости от пола и возраста) должны уважаться и защищаться. Или декларирование необходимости объединения усилий для контроля и учета миграционных процессов по всему миру. Кроме того, в пакте заявляются намерения работать над ликвидацией очагов конфликтов, которые вынуждают людей массово сниматься с насиженных мест.

Но, несмотря на аморфность документа, он вызвал нешуточные страсти. Именно потому, что работа над пактом проходила параллельно с разрастанием внутриполитических кризисов и страстей вокруг вопроса неконтролируемой миграции в разных странах. Взяв за основу положения "единогласной" декларации Генассамблеи, чиновники ООН даже не замечали, как она устаревала прямо на глазах. Потому-то запланированное всеобщее единение превратилось в очередной акт противостояния и раскола.

Россия документ, кстати, поддержала. Что не помешало российскому представителю тут же выступить против взваливания ответственности за судьбы беженцев на страны, непричастные к созданию гуманитарных катастроф и волн миграции.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции