Александр Бедрицкий, директор Таврического информационно-аналитического центра

Украинские СМИ сообщили об очередной громкой перемоге над Россией: по сообщению УНИАН, арбитражный суд в Гааге "впервые в истории" обязал Россию заплатить украинским компаниям "за аннексию Крыма". Новость, естественно, была подхвачена в России. Еще бы, ведь Постоянная палата третейского суда в Гааге была учреждена решением первой Гаагской мирной конференции в 1899 году и на сегодняшний день является старейшей организацией по разрешению международных споров. Все решения Постоянной палаты третейского суда являются окончательными и обязательными для сторон, а ее регламент не содержит положения о возможности обжалования.

Однако, несмотря на высокий международный авторитет суда, далеко не все решения, принимаемые в стенах Дворца мира в Гааге, оказываются истиной в последней инстанции. Все дело в том, что инвестиционные дела рассматриваются не непосредственно постоянной палатой, а арбитражным судом, который действует только в отношении данного конкретного случая (ad hoc). Суд представлен коллегией, состоящей из трех арбитров. Эти арбитры сами решают, есть ли у них компетенция для рассмотрения дела, но эта компетенция также может быть оспорена, недовольной решением стороной.

Достаточно упомянуть только нашумевшее дело ЮКОСА, когда в июле 2014 года арбитражный суд при Постоянной палате третейского суда обязал Россию выплатить акционерам этой компании небывалую сумму в 50 млрд американских долларов. Победа казалась яркой, но оказалась недолгой. Если в 2015 году акционеры добились даже ареста активов России во Франции, Бельгии и Австрии, то в уже в апреле 2016 года Окружной суд Гааги пришел к выводу, что арбитраж вовсе не имел компетенции принимать к рассмотрению иск против России, поскольку требования о защите инвестиций базировались на положениях Европейской энергетической хартии, которую Россия так и не ратифицировала. Требования в выплате 50 млрд были сняты, более того, суд присудил каждую из организаций-истцов выплатить России примерно по 17 тыс евро для компенсации издержек. Решение об этом было принято судьями единогласно и стало первым за последние 20 лет вердиктом об отмене решений Гаагского арбитражного суда.

После воссоединения Крыма с Россией Украина буквально завалила гаагский арбитраж своими исками. Межгосударственные претензии Украины к РФ относительно прав на прибрежные воды Черного и Азовского морей, а также Керченский пролив, рассматриваются непосредственно в Третейском суде. Помимо этого в гаагском арбитраже до недавнего времени находилось еще семь заявлений от различных украинских компаний, большая часть которых связана с опальным олигархом И.Коломойским, поданных в период 2015-2017 годов. По одному из них, со стороны 18 украинских компаний и одного физического лица, и было принято нашумевшее решение. Несмотря на то, что в опубликованном 9 мая пресс-релизе не содержится никаких подробностей о нем, Украина немедленно сообщила о своей победе в деле и о том, что оно создает прецедент для последующих решений в пользу Украины.

Вместе с тем есть несколько обстоятельств, которые должны были бы поубавить оптимизм украинских политиков и журналистов. Все заявления со стороны юридических или частных лиц апеллируют к соглашению между правительством Российской Федерации и кабинетом министров Украины о поощрении и взаимной защите инвестиций от 27 ноября 1998 года. И с самого начала Россия отказалась от участия в их рассмотрении на основании того, что это соглашение не может служить основанием для урегулирования претензий истцов арбитражным трибуналом. Собственно, об этом свидетельствуют определения, данные в статье 1 соглашения: "Термин "инвестиции" означает все виды имущественных и интеллектуальных ценностей, которые вкладываются инвестором одной договаривающейся стороны на территории другой договаривающейся стороны в соответствии с ее законодательством." Естественно, в случае Крыма, до 2014 года находившегося под юрисдикцией Украины, ни о каких украинских инвестициях в российскую экономику речи не идет и идти не может, а после – только в том случае, если истец признает российский суверенитет над Крымом. Кроме того, российская сторона постоянно подчеркивала, что не признает юрисдикцию гаагского арбитража в этих разбирательствах. Эта позиция была вновь подтверждена Минюстом России уже после поступления известия о решении арбитражного суда.

Учитывая изначально спокойную, последовательную и непротиворечивую линию поведения России в тяжбах с украинскими компаниями, можно с уверенностью утверждать, что вынесенным вердиктом история не заканчивается, а только начинается. За ним последует довольно длительный период рассмотрения российской апелляции, который с большой долей вероятности завершится так же, как и значительно более громкое дело ЮКОСа. Украина же, в свою очередь, будет пытаться наложить арест на различные зарубежные активы России в счет погашения исковой суммы. Примерно с теми же результатами, а возможно и более тяжелыми для украинской стороны последствиями. Может быть, именно поэтому в западных СМИ практически отсутствует какое-либо обсуждение этого случая? Практически вся информация поступает из украинских, в том числе и англоязычных источников.

В этих условиях складывается впечатление, что основная задача Украины заключается вовсе не в "компенсации потерь, понесенных" в результате воссоединения Крыма с Россией, а в постоянных провокациях и привлечении к ее конфликту с Россией западного внимания. С одной стороны, Украина уже долгое время служит инструментом для постоянного раздражения России. С другой же, украинское руководство вынуждено постоянно создавать дополнительные информационные поводы, демонстрируя себя в качестве "жертвы российской агрессии". Ведь иначе очень скоро может в полный рост встать вопрос, во что же превратилось государство Украина за четыре года, прошедшие после государственного переворота, и почему нацизм, которому покровительствует нынешний украинский режим, там уже не маскируется.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции