Владимир Лепехин, директор Института ЕАЭС

На Украине набирает обороты тема "реформы" здравоохранения. Предлагаемые министром образования Ульяной Супрун "реформы" столь радикальны и экзотичны, что у многих рядовых украинцев – по утверждению медиков — волосы встают дыбом.

Последняя инновация Минздрава Украины – замена национальной службы "Скорой помощи" волонтерской службой "бесплатной экстренной помощи", для создания которой из-за рубежа приглашены вовсе не волонтеры. Так, рекламируемая Супрун как волонтерская израильская организация United Hatzalah на самом деле объединяет не только волонтеров, но и медиков, работающих в единой коммерческой схеме.

Профессионалы украинской медицины встретили идею с введением в стране импортного квазиволонтерства в штыки, полагая, что за словом "бесплатная" кроется не что иное, как очередной лохотрон. Так, ответственный секретарь Национальной медицинской палаты Украины Сергей Кравченко доходчиво объяснил, что бесплатный выезд волонтера к больному в странах Запада на деле оборачивается привозом потенциального пациента в конкретную коммерческую клинику. Ну как в любой мошеннической коммерческой схеме: сначала клиенту предлагают какой-то бесплатный бонус-пробник, а вот после того, как клиент заглатывает наживку и включается в процесс, ему предлагают убийственный ценник.

Впрочем, главное в этой истории даже не коммерциализация сферы здравоохранения, которая на Украине началась сразу же после обретения ею независимости. Главное в том, что придумки украинского Минздрава – следствие не развития медицинской отрасли, но ее "управляемой" деградации.

Если бы на Украине к моменту победы майдана вообще не было бы государственной медицины, соответствующей общемировым образцам, и развитие сферы здравоохранения нужно было бы начинать с нуля (как это было в Израиле в момент основания государства или, к примеру, на Кубе после революции 1959 года), тогда, наверное, можно было бы начинать с формирования волонтерских команд, которые по мере развития системы оказания медицинских услуг, могли бы вырасти в мощную, эффективную и мобильную частно-государственную систему оказания населению скорой медпомощи. Но сегодня Украина движется в обратном направлении: от некогда профессиональной службы "Скорой помощи" к примитивно-кустарной системе не пойми каких волонтеров, способных оказать простейшие услуги и доставить клиента в ту или иную клинику.

Дети в поликлинике. Архивное фото
Основной смысл системы "Скорой помощи" состоит в том, чтобы мобильно и максимально квалифицированно оказать помощь больному НА МЕСТЕ, точно диагностировать заболевание и только после этого доставить пациента в ту клинику, где совершенно точно смогут ему помочь. Добровольцы же, работающие по принципу курьера, по определению не могут оказать квалифицированную помощь на месте, поставить больному точный диагноз и переправить пациента не в ту клинику (за соответствующие комиссионные), к которой прикреплен тот или иной волонтер, а в ту, которая как раз и нужна больному.

Очевидно, что к услугам врачей "Скорой помощи" большинство людей обращаются в крайнем случае – когда им грозит реальная опасность, и счет идет на часы и минуты. Волонтер в таком случае способен разве что стать посредником при переходе пациента в мир иной, не более того.

Один мой знакомый, к примеру, страдал подагрой и когда у него в ноге лопнул сосуд, после чего началось воспаление голеностопа, вызвал врача из частной клиники. Прибывший "врач" сделал обезболивающий укол в сустав – от подагры и, забрав немалые деньги, удалился. Между тем воспаление голени продолжилось, и когда больному стало невмоготу, он вызвал скорую помощь. Но было уже поздно: сепсис (заражение крови) зашел слишком далеко, так что в хирургическом отделении одной из московских клиник больному удалось спасти жизнь, но пришлось ампутировать ногу.

Это всего лишь один случай с неправильно поставленным диагнозом вызванным на дом неквалифицированным врачом, и таких случаев в постсоветских странах становится все больше. В России медицинская реформа тоже полна "узких" мест, но главным направлением развития отрасли здесь является все же технологизация данной сферы: строятся новые перинатальные, онкологические и иные высокотехнологичные медицинские центры, закупается новейшее оборудование, развивается система обязательного медицинского страхования.

Например, в Крыму запланированы полная модернизация стационарных клиник, формированное развитие санаторно-курортных учреждений и фармацевтической отрасли, повышение квалификации персонала по всем направлениям медицинских услуг и многое другое.

Украина же решила пойти иным путем – сворачивания расходов на здравоохранение, детехнологизации медицинской отрасли и, в частности, замены системы "Скорой помощи" волонтерами, а потому рискует оказаться вообще без качественного и своевременного медицинского обслуживания.

Кому, в принципе, нужна такая "реформа"?

Некоторые эксперты-медики полагают, что за последовательной примитивизацией медицинской отрасли на Украине и некоторых других постсоветских странах стоят крупные западные медицинские концерны, перехватывающие платежеспособных пациентов.

По данным украинской статистики, с момента распада Советского Союза и по 2015 год число медицинских работников на Украине сократилось на 40 тысяч. А всего за два последних года только за границу их уехало почти 70 тысяч. Так вот с учетом этого факта возможно Киеву не остается ничего иного, кроме как перейти в режим выживания, элементом которого, по сути, и призваны стать квазиволонтеры.

В результате информация из сферы здравоохранения все больше напоминает сводки с фронтов бактериологической войны. То там вспышка кори, то здесь – чуть ли не эпидемия туберкулеза. Что же касается диабетиков, то бывший главный врач Украины Евгений Комаровский еще полтора года назад посоветовал им уезжать с Украины в связи с невозможностью обеспечить их лекарствами.

Такая вот ситуация. Похоже, речь на Украине сегодня уже не идет о собственно лечении больных – их просто нужно вовремя подбирать, как раненых на поле боя, после чего переправлять либо в санитарную часть, либо непосредственно в крематорий. Совокупность похоронных команд – вот во что превращается сегодня украинское здравоохранение.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции