Колумнист Sputnik, профессор НИУ ВШЭ Олег Дмитриев поговорил с ведущими специалистами в области аналитической психологии и постарался понять, как остаться собой во время "глобального карантина" и как "сидение дома" отразится на нашей жизни.

"Вы – финансовый аналитик и игрок на бирже", "Бросайте прежнюю работу", "До конца лета точно просидим", "Пришла пора выучить иностранный язык". Предложения, призывы и прогнозы обрушиваются на меня, друзей, близких во время самоизоляции. Нужно куда-то срочно бежать? Что-то менять? Я обратился к психологам, последователям школы Карла Густава Юнга.

Эти люди не решают проблемы за несколько встреч, не занимаются "краткосрочной терапией". Они стараются проанализировать тенденции в изменении образа мышления человека и его ритма жизни. Вот что они выявили за время "глобальной самоизоляции".

#НеВирус: помогаем не сойти с ума >>

Реалия первая. "Нас застали врасплох"

Именно Юнг ввел понятие архетипов как тенденций развития человека. В начале жизни эти тенденции целостны, по мере взросления открываются противоположные полюса архетипа. Например, становится понятно, что к одному и тому же человеку либо явлению можно чувствовать и любовь, и ненависть.

"До пандемии мы имели дело с обществом потребления: могли свободно ездить куда хотим, встречаться с кем хотим, покупать вещи какие хотим. Согласно Юнгу, одна противоположность очень сильно накапливается и переходит в другую. Мы не были готовы к тому, что оказались в противоположности - в глубокой закрытости в себе", - считает Ольга Кондратова, член Российского общества аналитической психологии (РОАП).

Как показывают события последнего месяца, ни человечество, ни экономика оказались к этому не готовы. Аналитические психологи считают, что выход из сложной ситуации заключается не в ее лечении, а в ее "прохождении". Это похоже на тоннель, в котором выход далеко не там, где вход.

По мнению Кондратовой, "мы привыкли строить планы на год-два вперед. А сегодня важно сконцентрироваться на маленьких шагах. Мне кажется, что это необходимо в семье, с детьми, с близкими".

Реалия вторая. Семья или одиночество круглые сутки

Еще одна "страшилка" пандемии, которую я постоянно слышу, это бум разводов по окончании самоизоляции, который якобы захлестнет крупные города.

"Люди, которые вступали в брак и клялись друг другу быть вместе в счастье и в горе, не обещали делать это в круглосуточном режиме, как говорится, "двадцать четыре на семь". А семья сейчас стала практически закрытым учреждением, откуда нельзя сбежать", - говорит член РОАП Константин Слепак.

Но и для одиноких людей, по мнению Константина, пандемия – огромное испытание, которое имеет крайне мало аналогов в истории человечества.

"Те, кто живут одни, вынуждены признаться себе, что за время самоизоляции ничего в их личной жизни не изменится. Это можно сравнить с вынужденным или добровольным затворничеством,  которое многие века существовало в монастырях", - считает Константин.

Исторические параллели проводит и Ольга Кондратова. Как и Константин, она считает некоторые браки "семьей выходного дня".

"В субботу и воскресенье мы сидели дома, искали что-то в интернете и немножко общались с родными и близкими, вместе ездили куда-то летом. Тут опять  можно вспомнить наших предков. Наши бабушки и дедушки жили в доме. В то время приветствовались большие семьи. Они жили так, как мы вынуждены жить сейчас. Мы заново открываем для себя хозяйство и дом".

Так что мешает домашней гармонии? Одним из главных "барьеров" психологи считают страхи. В том числе, по мнению Кондратовой, проступают страхи поколений, бабушек и дедушек, пап и мам.

"Задача, которая сейчас перед нами стоит - все-таки этим страхам не поддаваться. Их можно отслеживать и задавать вопросы: что он мне дает, тот или иной страх? От чего защищает? С чем соединяет?"

Вот один из примеров, который привела Ольга: семья в прошлом могла столкнуться с нищетой. Теперь у человека возникает паника, захлестывает ужас перед снижением доходов. Он огромный, гораздо больше, чем диктует реальность сегодняшнего дня.

Доходы действительно падают, но и расходы сокращаются. А человек не может это увидеть из-за ужаса, продиктованного семейной историей.

Реалия третья. Сны о речках и насекомых

Помимо консультаций в области аналитической психологии, Константин Слепак уже 12 лет ведет группы по исследованию сновидений. По мнению Константина, в "ночных грезах" во время эмоциональных потрясений и катаклизмов содержатся символы, которые помогают найти дорогу к разрешению проблем.

"Поразительным образом людям чаще стали сниться сны с персонажами откуда-то из прошлого. Это похоже, с одной стороны, на бессознательную компенсацию потери широкого круга социального общения, с другой - на напоминание о чем-то недоделанном в прошлом", - думает Константин.

Кроме этого, исследователь отмечает  темы, отражающие переходные состояния человека, ссылаясь на опыт своих клиентов.

"Им снятся корабли, а вот самолетов я чего-то не припомню. Очень часто люди переплывают реку или входят в темные пространства: лес, туман. Еще одна часть сновидений -  много суеты и бесполезных действий: все, что мы делали как шаблон, сейчас разрушается. И вот эти образы суеты сновидений как прощание с прежним берегом оказываются сейчас определяющими. Еще появились сны с  невидимыми  мелкими  насекомыми – они занимают все пространство, и человеку хочется от них избавиться".

Реалия четвертая. Где брать силы

Специалисты отмечают: да, вряд ли жизнь останется прежней. Но это не означает, что нужно сразу меняться и становиться другим человеком. Умеренное любопытство, по мнению Константина Слепака, один из наиболее логичных способов в данной ситуации.

"Мы перестали путешествовать и предаваться прежним быстро достижимым удовольствиям. Есть риск, что после конца изоляции возникнет непреодолимое желание удовлетворить все потребности, что были отложены. Тут важно не визжать от удовольствия, не потратить все, что накопилось, не отправиться во все тяжкие. Наоборот, важно сохранить неспешность, с умеренным любопытством смотреть на жизнь, которая начнется: не бежать в нее сломя голову, но и не отворачиваться от нее,  горюя по доизоляционному периоду", - размышляет  Константин.

По мнению собеседников, самоизоляция одинаково сложна вне зависимости от пола и темперамента человека. Откуда же взять силы, сидя дома?

Из смирения, считает Константин Слепак. Из принятия того факта, что никто на всей планете не знает, что происходит.

"Мир сейчас не предъявляет требований к качествам экстраверта: скорости, силе, достижениям и эффективности. Значит, не нужно их и проявлять, можно экономить. И направить их на ревизию жизни: "Что важного я не сделал?", "Какие мечты остались в детстве, но навязчиво преследуют?", "Что я все время откладываю?", "Что я могу сделать для себя, для близких, когда мои обычные профессиональные и личностные навыки не востребованы?".

Как победить самоизоляцию: рецепт от 95-летнего ветерана из Крыма >>

"Силы берутся в каждодневных делах, в простых вещах, - добавляет Ольга. - С одной стороны, люди могут открывать свои ощущения, обращать внимание на реакции тела, на которые не обращали внимания раньше. С другой, они могут быть атакованы страхами и ужасными мыслями - вот здесь важно понимать, где их собственные переживания, а где страхи, связанные с выживанием предков".

Пока все дома: четыре оттенка самоизоляции
Кадр из фильма "Вступление" (1962 год)

…В конце разговора она показывает фрагмент из советского фильма о войне. В эвакуации несмотря ни на что продолжают занятия студентки Ленинградского хореографического училища. В то время город на Неве был в блокаде, никто не знал, когда закончится война. А учащиеся все равно продолжали репетиции. И уже после окончания войны русский балет неоднократно подтверждал репутацию лучшего в мире.

Как не поддаться панике во время карантина - психолог >>