СИМФЕРОПОЛЬ, 3 дек - РИА Новости Крым, Наталья Дремова. 3 декабря — День Неизвестного солдата. Не каждый симферополец ответит, где Петровское кладбище. Если подняться от гостиницы "Москва" по улице Беспалова, свернуть направо у гаражей — вот оно, начинается от самой дороги.

Через несколько шагов от входа черная плита на бетонном основании, братская могила № 1. В глубине кладбища, у самого обрыва, еще одна: № 2.

С этого кладбища начинаются сразу две истории о неизвестных солдатах. Одна — о том, как почти четыре десятилетия освободители Крыма были лишены своих имен, другая — о Неизвестном солдате, который покоится у Вечного огня в Симферополе.
Неизвестный солдат в Симферополе может быть известным
Братская могила №1 на Петровском кладбище в Симферополе. Стрелкой обозначено примерное место захоронения останков рядового Дьяченко

Французское кладбище в Севастополе: политика vis-à-vis память предков >>

Написали, как смогли прочитать

Истории первой и второй братских могил разные. В первой изначально похоронили восемь солдат и сержантов, погибших в один день — 14 апреля 1944 года. В 1980-е, во время реконструкции и установки новых мемориальных плит, туда "подселили" красноармейца Михаила Моисеенко. Он был шофером, 24 мая 1944-го получил тяжелые осколочные ранения и через несколько дней скончался в госпитале.

Вторая братская могила была во время реконструкции "собрана" из одиночных госпитальных захоронений 1944 года.

15 из 21 захороненного солдата и сержанта почти на сорок лет стали неизвестными. Когда воинские захоронения ставили на учет, личные данные освободителей Крыма написали так, как смогли прочитать. Захоронения были в плохом состоянии, краска на табличках почти стерлась.

На братской могиле № 1 данные только одного человека из девятерых, включая подзахороненного солдата, правильные. И если бы менялась только одна буква в фамилии, как, например, у старшего сержанта Олефира, написанного как "Олифир" или ефрейтора Геннадия Рычкова (Рачков). Но фамилии искажались до неузнаваемости. Вот, например, перечень: Бальский, Лиховиин, Моделблан, Патлахов. На самом деле – Балыкин, Духовкин, Моделян, Поталахов.

Хотя в то время действительно не было ни одного шанса восстановить имена. Найти в архиве информацию, не зная даже, в каких частях служили солдаты, было невозможно.

Неизвестный солдат в Симферополе может быть известным
Схема погребения
Но сейчас есть электронные архивы Минобороны, огромные базы данных, возможность построить систему поиска.

Правильные имена всех солдат с Петровского кладбища установлены, подтверждающие архивные справки на них получены.

Госкомитет по охране культурного наследия РК, куда был подан пакет документов, нашел действующую программу, в которую получилось включить воинские захоронения Петровского кладбища. На плитах будут правильные надписи. Возможно, даже до конца 2019 года.

Интересно, что архивный поиск принес больше, чем ожидалось. Оказалось, что на Петровском кладбище были похоронены еще два солдата. Их могилы на учет не ставили. Скорее всего, к тому моменту на них уже просто не было ни табличек, ни опознавательных знаков. И как раз эти захоронения связаны с историей о Неизвестном солдате.

Из-за немцев срочно поменяли место

На Петровское кладбище обратили внимание в 1975 году. Потребовались… останки солдата.

На носу – 30-летие Победы. В Крыму решили отметить его созданием мемориала "Вечный огонь" с захоронением Неизвестного солдата.

Неизвестных солдат в те времена, как и в наши дни, в Крыму находили нередко. Особенно под Севастополем, в Красноперекопском и Ленинском районах, где были самые жестокие бои.

"В советское время в нашем районе, где десятки тысяч солдат так и остались не похороненными, поисковыми работами запрещали заниматься, — вспоминает директор Музея истории Ленинского района Николай Рак. — Это противоречило официальному лозунгу о том, что никто не забыт. Другое дело, если останки находили случайно, при строительных или полевых работах. Тогда вызывали представителей сельсовета, составляли акт, и солдат хоронили".

В том же 1975-м можно было дать команду по районам выяснить, где и когда недавно находили солдат. Уточнить, есть ли при них документы, медальоны-"смертники", вещи. И выбрать действительно неизвестного.

Но в Крыму пошли другим путем.

Решение о сооружении мемориального знака с Вечным огнем в Симферополе было принято Крымским обкомом партии только 3 февраля. А могилу Неизвестного солдата торжественно открыть хотели до 13 апреля – дня освобождения Симферополя. Выбрали место в парке Салгирка.

Крымские газеты написали, где и когда появится мемориал. И тут в обком пришло письмо от жительницы Симферополя Евгении Кузнецовой. Она писала: именно здесь, в Салгирке, во время оккупации фашисты хоронили своих солдат. И хотя кресты с могил снесены, останки немцев никуда не делись.

Неизвестный солдат в Симферополе может быть известным
Раскопки в Ленинском районе

Следователь управления КГБ по Крымской области лейтенант Дахно сигнал проверил быстро, 22 февраля его справка уже была в обкоме. Да, Кузнецова оказалась права, ее слова подтвердили и другие свидетели.

Срочно нашли другое место для мемориала – в парке им.Гагарина. Но решение, что Неизвестного солдата нужно взять с Петровского кладбища, не изменилось.

Неизвестный солдат в Симферополе может быть известным
Торжественное возложение цветов к мемориалу "Вечный огонь" на могиле Неизвестного солдата в парке им. Гагарина в Симферополе

Наверное, в то время уже началась работа по выяснению, подходит ли намеченная могила для этой цели. В ней должны были быть останки без командирских знаков различия, уцелевшие детали формы. В протоколе заседания бюро Симферопольского горкома от 13 марта значится: "Провести перезахоронение останков Неизвестного солдата из одиночной могилы по улице Беспалова на место сооружения мемориала "Вечный огонь". Срок — 11 апреля 1975 года".

Неизвестный солдат в Симферополе может быть известным
Репортаж о перезахоронении Неизвестного солдата в "Крымской правде"

Один у огня, другой под мусором?

Нужное место якобы показал бывший сторож кладбища. Во вскрытой по его наводке могиле оказались останки солдата Красной Армии. А на Петровском кладбище, как уже сказано, так и не были поставлены на учет два воинских захоронения: рядового Дьяченко и старшего сержанта Михеева.

Справка

Михеев Петр Дмитриевич 1906 г.р. Уроженец г. Красноярска. Разведчик 1511 отдельного истребительно-противотанкового артиллерийского полка 19 танкового корпуса. Погиб 14 апреля 1944 года. В архивной справке МО ЦА РФ значится: похоронен на кладбище с. Петровка г. Симферополь.
Дьяченко Виктор Митрофанович 1924 г.р. Уроженец Армавира. Радист 16 отдельной истребительно-противотанковой артиллерийской бригады (ОИПТА) Приморской армии. Погиб 14 апреля 1944 года. Похоронен на гражданском кладбище в 4 км от г. Симферополя. То, что это Петровское кладбище, подтверждается планом захоронения.

Один из этих двух освободителей Симферополя и мог стать тем самым "подходящим" солдатом, которого перенесли в мемориал. А другой так и лежит под безымянным холмиком...

На месте захоронения рядового Дьяченко сейчас — давняя груда строительного мусора. Где могила Михеева, уже неизвестно…

Могли ли быть другие кандидаты в Неизвестные солдаты?

Госпитальные захоронения не трогали: там сохранились таблички, пусть где-то и плохо читаемые. И даже самый циничный чиновник вряд ли посягнул бы на то, чтобы у мертвого отобрать имя.

Может, что и Михеев, и Дьяченко остались на Петровском кладбище, а в мемориал перенесли какого-то другого солдата? Нет, по сводкам потерь в этот день с южной стороны Симферополя в бою погибли 10 человек. Известно, как это произошло.

13 апреля Симферополь был освобожден. 14-го наступление продолжалось в сторону Южного берега. В нескольких километрах от южной окраины города на колонну напали.

Все случившееся описано в наградном листе на Виктора Дьяченко.

Это была единственная награда солдата. Посмертная.

"Когда при преследовании противника на марше группа гитлеровцев обстреляла колонну, он в числе первых с оружием в руках бросился на них, первым открыл огонь из своего автомата и уничтожил двух немцев. В этой схватке с врагом… погиб смертью храбрых".

Старший сержант Петр Михеев тоже воевал храбро, был награжден медалью "За отвагу" — в одном из боев обнаружил готовящуюся танковую атаку и предупредил командование.

Важно ли, кого именно из них сделали Неизвестным солдатом?

Нет. Преклоняемся перед памятью и героизмом их всех. Значение имеет другое. Возможно, где-то живут родственники Виктора Дьяченко и Петра Михеева. Они имеют право знать, что в Симферополе помнят этих солдат.

И, наверное, хотя бы к 75-летию Победы стоит установить на Петровском кладбище мемориальную табличку в их честь.