Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации

Через четыре года после переворота (который на Украине называется "революцией достоинства") немецкий Фонд Эберта выпускает доклад с четырьмя вероятными сценариями развития Украины до 2027 года. Сценарии эти реалистичны, посему там и нет вариантов "Украина победит российскую армию и освободит свой Юго-Восток с Крымом" или же "Трызуб будет реять над Кубанью". Нету даже сакральных для киевских радикалов и поддерживающей их еврошизы "Украина вступает в ЕС и НАТО".

Разошлись

Первый сценарий условно называется "Предприимчивость", и основывается на децентрализации Украины. Авторы предполагают, что к 2027 году Киев делегирует ряд полномочий регионам, где местные активисты и органы власти предпримут ряд инициатив для повышения уровня благосостояния и стабильности. Такая позиция понравится Евросоюзу, принявшему для новой Украины план Маршалла. Европа будет работать на Украине с учетом "местных особенностей" — то есть сохранения высокого уровня коррупции. Что же касается Крыма и Донбасса, то украинские политики, по мнению авторов доклада, поначалу решили сохранять сложившийся статус-кво, а Москва в ответ стала снижать уровень поддержки непризнанных республик в надежде на нормализацию отношений с Западом. Что и привело к реинтеграции Донбасса в украинское правовое пространство на условиях широкой регионализации.

Юрист рассказал, какой сценарий для крымчан готовила Украина в 2014 году >>

Сценарий это вполне реалистичный, более того – именно он лежит в основе Минских соглашений. Минск – это не только прекращение войны на Донбассе, но и переформатирование украинского государства в федерацию или конфедерацию.

Ряд политологов в России и на Украине поясняют, что последняя (собранная из разных территорий, входящих в конкурирующие цивилизационные проекты, прежде всего российский и польский) не может существовать как унитарное государство, а тем более заточенное на конфликт с Россией, в чьем культурном поле находится значительная часть украинского населения. Поэтому альтернативой распада будет именно децентрализация. Правда, авторы несколько преуменьшают влияние западноукраинского национализма на дальнейшее развитие западных "националистических" регионов. Их бандеризация пойдет полным ходом, и окажет серьезное негативное влияние на дальнейшие отношения с Европой.

Европеизировались

Второй сценарий – процветание. Он предполагает сохранение централизованного украинского государства и в то же время его "перевоспитание" в рамках европейских ценностей. Радикалов во власти сменят умеренные силы, взявшие на вооружение стремление к компромиссам и терпимость.

Этот сценарий требует нескольких условий. Во-первых, разрядки отношений между США и Россией (которая произойдет после того, как обе страны подойдут к грани конфликта и испытают те же ощущения, что и почти 56 лет назад в ходе Карибского кризиса). В рамках этой разрядки Вашингтон будет менее заинтересован в русофобской Украине, поэтому американские власти будут гораздо сильнее продавливать Киев на предмет проведения реформ. Во-вторых, для реализации этого варианта нужен приход на Украине сильного и ответственного лидера, выступающего с умеренных позиций и пользующегося поддержкой значительных масс украинцев, уставших от войны и внутреннего конфликта. Он подавит украинских националистов.

В России ведется следствие о кровавом цирке с Украины >>

В рамках этого сценария Донбасс также будет реинтегрирован в Украину на основе "Особого статуса", который, к тому времени, будет распространен и на остальные регионы страны (в ответственности центральной власти останется внешняя политика, оборона, высшее образование и национальная экономическая политика). А сама же "экономически успешная Украина 2027 года стала не только мостом между Востоком и Западом, но и бастионом инклюзивности, готовности к компромиссам, толерантности и примирения", — говорится в докладе.

"Это лучший сценарий для Москвы, — поясняет РИА Новости программный директор Валдайского клуба Андрей Сушенцов. —  России нужен дееспособный сосед, который хорошо понимает свои слабые и сильные стороны, осознает свое разнообразие и свою хрупкость. При этом ведёт себя ответственно по отношению к своим гражданам и странам-соседям".

Однако, к сожалению, реалистичность такого сценария невелика. Разрядка между Россией и США в ближайшем будущем маловероятна (не случайно авторы доклада базируют ее на "Карибском кризисе"). Еще менее вероятным выглядит способность украинской власти подавить националистов, чьи идеи сейчас доминируют в украинском сознании и в то же время являются основой нынешнего русофобского проекта под названием "Государство Украина". Возможно, поэтому авторы доклада в этом сценарии не предлагают никакого системного способа борьбы с ним, полагаясь лишь на фактор "сильного президента".

Скачут все

Третий сценарий условно называется "Противоборство" и предполагает "правый военный переворот на Украине" — то есть переход власти в руки националистов и неонацистов. Авторы доклада рисуют мрачное будущее для Киева – продолжение конфликта на Востоке и нарастание конфликтности в отношении с Западными странами, плачевная экономическая ситуация и повседневная коррупция.

Именно к такому сценарию, уверяют авторы, и ведет нынешнее нежелание Петра Порошенко провести в стране системные реформы с одновременной попыткой централизации власти. Для обеспечения порядка власть, как сообщается в докладе, вынуждена полагаться на армию и "политически ангажированные добровольческие батальоны", что ведет к дальнейшей радикализации и поляризации населения, переходу всего Донбасса в руки пророссийских сепаратистов. И, как следствие, указанному перевороту в Киеве, который поддержат уставшие от беспредела граждане страны. Демократия в стране будет отменена, восстановление отношений с Россией станет практически невозможным.

Многие российские псевдопатриоты хотят для Украины именно такой сценарий, однако на самом деле "Противоборство" является, пожалуй, худшим для Москвы вариантом. Он предполагает дестабилизацию ситуации возле российских границ (вплоть до совершений "актов саботажа" крымскотатарскими активистами вдоль границ с Крымом), перманентное существование агрессивного и настроенного "против всего российского" соседа. То есть огромную черную дыру между Россией и Европой. И если кому-то из псевдопатриотов кажется, что под эту сурдинку российская армия сможет реинтегрировать Украину в состав России, то такой сценарий маловероятен.

Во-первых, потому, что реализовать его не позволит Запад (отстранившиеся от токсичной Украины, Брюссель и Вашингтон в то же время не готовы дать Москве карт-бланш). Во-вторых, нужно понимать, что на Украине выросло уже несколько поколений (а к 2027 году вырастет еще одно), которые росли в атмосфере ненависти к Москве, отторжении всего российского. Ввод российских войск вызовет массовое партизанское движение, не нужное России. Реинтегрировать эти территории можно лишь через "мягкую силу", но для этого ей нужно хорошо владеть. Россия пока не владеет.

Смирение

Наконец, четвертый вариант называется "прагматизм". Он предполагает приход к власти на Украине по итогам выборов 2019 года технократов, которые сосредоточат все свое внимание на проведении реформ. Также они признают статус-кво в Крыму и на Донбассе, и в результате повышения уровня жизни на Украине, а также отказа от идеологизации "с середины 2020-х годов, Крым и оккупированные территории Донбасса утратили былое значение для определения государственной или национальной идентичности". Украина смирилась с территориальными потерями, а сам Донбасс обезлюдел по причине выезда его жителей в Россию и на Украину. Свою толику стабильности в ситуации внесут и западные партнеры. Америка и Европа станут заниматься внутренними проблемами и в целом потеряют интерес к Украине.

Закон о реинтеграции Донбасса вступил в силу >>

Слабым местом этого сценария является вера авторов доклада в возможность реформирования Украины "сверху". К сожалению, качество украинских элит находится на крайне низком уровне. Вероятность возникновения у них консенсуса на основе принципа "хватит воровать, пора восстанавливать страну" видится маловероятным. Более вероятным тут видится реформирование Украины через приход там сильного лидера, способного провести эти реформы (то есть сценарий "процветание").

Еще одно слабое место – уверенность авторов в том, что украинские власти будут готовы прекратить эксперимент над населением без комплексного переформатирования украинского государства. Еще раз – этот государственный проект основан на русофобии, без него он нежизнеспособен. Поэтому отказаться от него Киев может лишь в случае проведения масштабных реформ, децентрализации и смене культурной парадигмы. Что украинским элитам сейчас не очень надо – образ "внешнего врага" в лице России позволяет отвлекать внимание населения и спокойно продолжать обворовывать страну.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции