СИМФЕРОПОЛЬ, 2 апр – РИА Новости Крым, Алексей Гончаров. 25-ю годовщину образования Сообщества России и Белоруссии, которое легло в основу Союзного государства, Минск и Москва отмечают без подписанных "дорожных карт" интеграции. Александр Лукашенко, которому удалось удержаться у власти во многом благодаря поддержке РФ, дал четко понять: об объединении или более глубокой интеграции речи быть не может.

Спустя четверть века у Союзного государства нет ни общей конституции, ни наднациональных органов управления, ни единой валюты, нет даже герба, флага и гимна. Лучше обстоят дела в военной сфере и экономике. Несмотря на это, по мнению ряда экспертов, перспективы данного проекта туманны. 

С потенциалом, но без динамики: отношения Москвы и Минска
На открытии мотосезона-2017 H.O.G. Spring Challenge в Минске

"Что это за интеграция такая?"

Изначально Союзное государство, согласно подписанному в 1999 году договору, задумывалось как интеграционное объединение, сочетающее в себе элементы как международной организации, так и государства. Оно могло стать прообразом Европейского Союза, но не стало. Большинство пунктов договора за 20 с лишним лет так и остались невыполненными. Общая территория, гражданство, конституция, единый комплекс органов государственной власти и управления, общая судебная система, единая валюта – всего этого так и не появилось. 

Есть Парламентское собрание, но его представителей делегируют парламенты двух стран. Основная функция органа – не законодательная, а представительная. Есть союзный Совет министров и Постоянный комитет, но по факту они носят больше формальный характер.

Никого обязательного исполнения их решений на национальном уровне, как предполагалось изначально, нет.

В реальности отношения между странами строятся на двустороннем уровне – президентском, правительственном, министерском. На этих же уровнях решаются и стратегические задачи, и проблемы. Союзное государство не имеет символики, его вес на международной арене скорее условен, чем реален.

Экономическая интеграция выглядит успешнее. По данным директора Центра изучения перспектив интеграции, эксперта Российского совета по международным делам Сергея Рекеды, к 2020 году было образовано более 2,5 тыс. совместных предприятий, инвестиции России в Белоруссию составили 4 млрд долларов, белорусские инвестиции в РФ превысили 600 млн долларов. Внешнеторговый оборот за 2000-2015 годы вырос в три раза с 9,3 до 27,5 млрд долларов. В 2019 году он составил 33,8 млрд, в 2020-м – 28,5 млрд долларов (данные ФТС России). Хотя и здесь реализованы далеко не все. Так и не была введена единая валюта, интеграция крупных предприятий почти отсутствует (достаточно вспомнить провал попытки объединить КамАЗ и МАЗ).

Даже имеющиеся результаты вряд ли можно полноценно называть экономической интеграцией, полагает замдекана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев.

"По сегодняшний день руководство Белоруссии говорит о том, что оно поставляет в "голодную Россию" продукты питания, трактора, МАЗы, и считает это интеграцией. Поставки из России в Белоруссию энергоносителей и комплектующих тоже почему-то считается интеграцией. В таком случае весь мир – это интеграция. На самом деле, экономической интеграции нет. Нет даже ни одной совместной российско-белорусской корпорации", – сказал эксперт в комментарии РИА Новости Крым.

Он также напомнил, что между странами до сих пор действует достаточно дорогой роуминг, а авиабилет Минск – Москва у некоторых компаний доходит до 600 долларов (для сравнения: Москва – Нью-Йорк стоит 300 долларов, Москва – Владивосток – 200 долларов, а билет на поезд из Минска в Москву – 100 долларов).

"И скажите, что это за интеграция такая?", – вопрошает политолог.

Уйдет вместе с Лукашенко?

Придать импульс интеграционным процессам должно было подписание пакета из 31 "дорожной карты" дальнейшего развития, которое планировалось на декабрь 2019 года. Но прийти к компромиссу по нефти, газу и налоговой политике не удалось. В частности, Минск готов подписать "дорожные карты" только при соблюдении ряда условий: поставка газа в страну по внутрироссийским ценам, компенсация издержек от реализации налогового маневра в нефтяной сфере и снятие ограничений на поставки белорусской продукции в Россию. При этом Москве четко дают понять, что в политической интеграции Минск далеко не пойдет даже при выполнении экономических требований.

С потенциалом, но без динамики: отношения Москвы и Минска
Владимир Путин и Александр Лукашенко в Сочи

На фоне вспыхнувших протестов в Белоруссии и поддержки действующего президента со стороны Москвы, позволившей Лукашенко устоять, тема "дорожных карт" вновь стала актуальной. В конце февраля два президента встретились в Сочи, где в том числе обсуждали двусторонние отношения в рамках СГ. А уже в конце марта посол Белоруссии в России Владимир Семашко сообщил, что до конца апреля будут согласованы все "дорожные карты", а программу по их реализации, возможно, удастся подписать в первом полугодии.

Андрей Суздальцев полагает, что на выполнение договоренностей также вряд ли стоит серьезно рассчитывать, поскольку власти Белоруссии в этом случае руководствуются конъюнктурными соображениями.    

"За все эти годы Союзное государство превратилось в своего рода переговорную площадку, которая позволяет России дотировать Белоруссию в объемах 6-10 млрд долларов в год, – убежден политолог. – При этом Минск как союзник за это время не сделал в сторону Москвы ни одного серьезного шага. Например, не признал независимость Абхазии и Южной Осетии и российский статус Крыма. Также мы получили белоруссизацию, исчезновение из топонимики Белоруссии русского языка и многочисленные, довольно жесткие антироссийские кампании. Вот такие у нас "союзнические" отношения".

По мнению эксперта, перспективы Союзного государства в нынешнем формате исчерпаны.

"Разговоры о том, что Союзное государство должно выйти на новый уровень объединения, вызывают в Белоруссии страшные возмущения, якобы Россия хочет "захватить белорусское государство". Поголовно все оппоненты режима Лукашенко в свою очередь говорят, что хотели бы сохранить участие Белоруссии в Евразийском экономическом союзе, но ставят вопрос об уничтожении Союзного государства. В их понимании Лукашенко и Союзное государство – одно и то же. Уйдет с политического поля Лукашенко, с ним уйдет и СГ", – предположил Суздальцев.

Песков оценил отношения России и Белоруссии >>

Внешняя угроза может объединить

Несмотря на неудовлетворительную динамику, потенциал СГ по-прежнему огромен –сегодня он реализован в лучшем случае на 10-15%, полагает директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов.

"Безусловно, некоторые политические участники процесса не желают идти на углубленную интеграцию. Также имеет место боязнь одного из партнеров быть поглощенным более сильными контрагентами в экономическом плане. Но никто не отменял возможности запустить процесс переосмысления самой философии Союзного государства. Последние полгода показали: пока мы будем и дальше делать вид, что мы "интегрируемся", а на самом деле с опаской посматриваем друг на друга, все закончится тем, что нас по одному оторвут друг от друга через различные цветные революции и перевороты, и проект закончится сам по себе", – сказал РИА Новости Крым эксперт.

С политологом солидарен бывший вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин. Он убежден, что после распада Советского Союза между Россией и Белоруссией сохраняется внутреннее духовно-нравственное единство, общность экономики, образования, культуры, а также общее понимание геополитических проблем, которые можно решить только сообща.

"Мы излишне затянули механизмы, которые должны нас объединять, интеграция буксует. Проблема в отсутствии юридического и политического механизма, который обеспечил бы нашу общность. Мы не можем создать благополучное социально ориентированное Союзное государство, не имея его границ. Вопрос о цивилизационных границах сегодня стоит остро, когда в мире все больше пахнет войной. Нужна политическая воля лидеров наших государств для формирования союза, который был бы достойным приемником Российской империи и СССР. Актуальность этого не просто сохраняется, но обостряется. Если политики пойдут в этом направлении, их поддержат и в России, и в Белоруссии, и на Украине, в Казахстане, Киргизии, Молдове и других странах", – убежден Бабурин.