СИМФЕРОПОЛЬ, 15 июл – РИА Новости Крым, Алексей Гончаров, Сергей Георгиев. "Тоска по Святой Софии закончилась", "Воскрешение", "Цепи были разорваны", "Открыт для богослужений" – с такими заголовками вышли турецкие газеты, приветствуя решение президента Реджепа Тайипа Эрдогана превратить собор Святой Софии в мечеть. Сам турецкий лидер заявил, что "воскрешение собора Святой Софии возвещает освобождение мечети Аль-Акса", находящейся в Израиле. Этим символическим решением Эрдоган стремится укрепить собственные позиции внутри страны и одновременно дает понять мировому сообществу, что Анкара не намерена отступать от неоосманистских амбиций. Что стоит за инициативой властей Турции, и каковы ее возможные последствия, в материале РИА Новости Крым.

Политика на грани дефолта

Сегодня в Турции отмечается День демократии и национального единства. Ровно четыре года назад в стране едва не случился госпереворот. Группа офицеров и солдат попыталась свергнуть президента, но мятеж был подавлен. Итог – 250 убитых, тысячи раненых, сотни арестованных, масштабная чистка государственных и силовых структур и жесткая централизация власти. Спустя два года Эрдоган и его Партия справедливости и развития (ПСР) победили на выборах, получив 52,6% и 42,5% голосов соответственно. Но уже на муниципальных выборах в прошлом году партия проиграла оппозиции мэрские выборы в крупнейших городах – Анкаре, Измире, Анталье, Адане, Мерсине и, прежде всего, в Стамбуле.

Сегодня электоральные позиции президента и его политсилы продолжают слабеть. По данным июньских опросов, лояльность народа к ПСР составляет 30%, рейтинг Эрдогана порядка 40%. В то же время выросла поддержка оппозиционных партий и их лидеров.

По мнению аналитиков, снижение популярности правящих сил связано с переходом от парламентской к президентской системе, сокращением гражданских свобод, а также с экономическими проблемами. Сократились доходы страны от экспорта и туристической отрасли. По данным центрального банка Турции, дефицит платежного баланса страны в мае превысил 5 млрд долларов. Произошел отток капитала и ослабление национальной валюты. Золотовалютный резерв к середине апреля сократился в полтора раза – с 40 до 26 млрд долларов. Причем оставшаяся сумма – это обязательства страны перед кредиторами в рамках ранее заключенных валютных свопов. Оказавшись на пороге дефолта, Анкара была вынуждена обратиться за валютой к иностранным партнерам.

Непростая ситуация в экономике и политике вынуждает Эрдогана искать дополнительные механизмы консолидации электората, привлечения новых избирателей и укрепления легитимности. Вероятно, решение по собору Святой Софии – одна из таких технологий. По данным социологов, более 70% турок поддерживают инициативу. Электоральная база Эрдогана и ПСР состоит в основном из умеренных националистов и исламистов, во взглядах которых религиозный фактор играет не последнюю роль. "Возвращение" собора Святой Софии, который был мечетью на протяжении пяти веков и является символом османского завоевания Византии в XV веке, имеет для них сакральное значение.    

Жест в сторону исламистов

Кроме того, своим решением турецкий лидер демонстрирует народу решимость  проводить самостоятельную политику на основе пантюркизма и неоосманизма без оглядки на зарубежных партнеров. А заявление о грядущем "освобождении" Аль-Аксы в Израиле (третьей по важности святыни ислама) можно трактовать и как своего рода реверанс в сторону союзников по мусульманскому миру, которые могут помочь устоять стране и ее лидеру, в том числе финансово, в случае непростой ситуации. Кстати, когда падала турецкая лира, помог Катар, оформив с Анкарой валютный своп на 15 млрд долларов.

Софийский консенсус Эрдогана
Жители Стамбула с турецкими флагами у собора Святой Софии, который снова стал мечетью

Старший преподаватель школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрей Чупрыгин полагает, что большая часть населения Турции индифферентно относится к статусу собора, при этом исламистские моменты внутри страны достаточно сильны.

"В Турции не очень благоприятная экономическая ситуация, рейтинг Эрдогана в последнее время нестабилен. Его решение по Святой Софии я рассматриваю как жест в сторону исламистского элемента внутри страны для поддержания собственного авторитета и имиджа сильного и решительного проводника неоосманизма", – сказал востоковед РИА Новости Крым.

Директор Таврического информационно-аналитического центра Александр Бедрицкий в комментарии РИА Новости Крым отмечает, что Эрдоган приходил к власти на волне панисламистских настроений и сегодня продолжает линию постепенного отхода от принципов светского государства Кемаля Ататюрка и движения по неоосманистскому вектору к созданию влиятельной региональной державы. Турция позиционирует себя как одна из ведущих стран в мусульманском мире. Перевод Святой Софии из разряда музея в действующую мечеть – символический шаг в русле такой политики.

Из НАТО не выгонят, торговать не перестанут

По мнению Бедрицкого, решение по собору – также геополитический посыл остальным государствам, что Турция самостоятельно принимает решения, которые могут и не устроить другие страны. Решение Анкары вызвало ожидаемо негативную реакцию в немусульманском мире. Жестче всех отреагировала Греция, у которой давно напряженные отношения с турками. В частности, Афины призвали ввести санкции против Турции. Руководство ЕС выразило сожаление, а в США решение Эрдогана назвали "оскорблением христиан всего мира" и потребовали отменить его. В ЮНЕСКО напомнили, что Святая София включена в список объектов всемирного наследия как музей, что накладывает на турецкие власти определенные юридические обязательства при изменении статуса собора. Российские власти отреагировали более сдержано. В МИД РФ выразили надежду, что "любые решения о статусе этого уникального памятника будут носить взвешенный характер". И отчет о телефонном разговоре Путина и Эрдогана показал, что Москва не будет давить на Анкару в данном вопросе. Несмотря на все противоречия и конфликтные ситуации, возникавшие между двумя странами в последние годы, менее прозападная и более исламская и самостоятельная Турция выгодна России.

Возможна ли война между Россией и Турцией – мнение военного эксперта>>

Решение по Святой Софии не окажет значительного влияния на российско-турецкие отношения и в силу общих глобальных интересов, полагает Александр Бедрицкий.

"У нас с Турцией есть большое количество проблемных точек, в первую очередь – Сирия. Россия не заинтересована в резком изменении ситуации и политического строя в самой Турции. Хотим мы этого или нет, но Эрдогана мы все же поддерживаем. У нас есть торговля оружием, совместные экономические и энергетические проекты. Россия будет занимать более выдержанную и взвешенную позицию, оставив более весомые аргументы для каких-то прикладных вещей", – считает эксперт.

Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский убежден, что решение Анкары глобально не отразится и на взаимоотношениях Турции не только с Россией, но и с Европой и США.

"Это демонстрация внешней политики Турции, которая плевать хотела на всех остальных и открыто это показывает. Ни к каким изменениям в отношениях с Турцией это не приведет. Мы перестанем продавать им нефть, газ и ракетные системы С-400, не будем больше с ними вести переговоры и объявим очередную русско-турецкую войну? Нет. Американцы выгонят Турцию из НАТО? Нет. Европейцы выгонят со своей территории миллионы турок, которые живут в Германии и половине стран Европы? Нет, конечно", – убежденно резюмировал политолог в разговоре с РИА Новости Крым.

С прицелом на досрочные выборы?

Но даже такие символические шаги не гарантируют Эрдогану и его партии победу на следующих выборах. По плану избрание главы государства и парламента должно состояться в 2023 году. Однако, по мнению некоторых экспертов, Эрдоган может пойти на досрочные выборы. Две базовых причины: первая – за 3 года могут ухудшиться позиции самой правящей элиты, вторая – США, которые пока заняты собственными президентскими выборами, к осени кампанию завершат и переключат внимание на неудобных внешних соратников. 

Но и досрочные выборы – большой риск. Ситуация в экономике по-прежнему сложная, а без ее улучшения рассчитывать на твердую победу сложно.

"Если проследить настроения турецкого общества, то в целом можно охарактеризовать их так: "Да, хорошо, Святая София стала мечетью, ну а что с экономикой, с лирой?". По большому счету, решение по собору – ситуативное мероприятие. Не думаю, что оно будет долгое время оказывать какое-то влияние на дальнейшее развитие ситуации в стране", – полагает Андрей Чупрыгин.  

В продолжительности электорального эффекта от решения по святыне сомневается и Александр Бедрицкий:

"Любой патриотический подъем влияет на внутриполитическую повестку. Властям Турции важно на какой-то период снизить имеющуюся напряженность. Насколько это возымеет успех – большой вопрос. Турция – все-таки современное секуляризированное государство, не чисто исламское и не чисто османистское. На какие-то группы данное решение произведет впечатление, снизится напряженность в обществе. Но не исключены и обратные вещи, потому что люди не хотят сталкиваться с таким догматическим политическим и религиозным управлением".

Многое будет зависеть и от практической реализации решения по Айя-Софии. Превращение памятника мирового масштаба в мечеть в любом случае ограничит доступность объекта для значительной части посетителей. По-видимому, власти постараются свести проблемные моменты к минимуму. Но все же Турции сейчас не нужно мощное давление извне, а нужны деньги. А еще туристы, для которых собор Святой Софии – мощный и постоянный магнит.