Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ

Турция заявила о том, что будет защищать украинские права на Крым. Однако защищать она будет лишь свои собственные интересы.

Как известно, Петр Порошенко давно и с упорством, достойным лучшего применения, пытается держать крымский вопрос в мировой повестке. И тем самым сохранять эту помеху в деле нормализации российско-европейских отношений, которую Москва и Брюссель согласились убрать. Сейчас же ему на помощь в этом неблагородном деле пришла Турция. Министр иностранных дел этой страны (вроде как союзницы России) Мевлют Чавушоглу не только напомнил, что Анкара не признает воссоединение Крыма с Россией, но и призвал западные страны не забывать об "оккупации" полуострова. "Мы напоминаем им, что, если сейчас вы забудете о Крыме и завтра в Украине что-нибудь случится, вы будете нести ответственность за это", — отметил министр.  Кроме того, он пообещал "и в дальнейшем затрагивать вопрос Крыма на всех международных площадках".

Голосуйте

Эти слова вызвали, мягко говоря, непонимание в российском обществе. Однако ничего странного или нового в них нет. Заявление господина Чавушоглу вполне логично, учитывая место произнесения, время и внешний контекст.

Нужно помнить, где все это происходило – на встрече с членами Ассоциации культуры и помощи крымским татарам. На мероприятии присутствовал лидер запрещенного в РФ меджлиса* Мустафа Джемилев, а также украинский министр иностранных дел Павел Климкин, который прибыл в Анкару с визитом, приуроченным к очередной годовщине депортации крымско-татарского народа. Соответственно, Чавушоглу говорил ровно то, что хотели услышать уважаемые гости.

Что же касается времени, то не стоит забывать – в Турции активно идет кампания перед досрочным парламентскими и президентскими выборами. Важнейшими для Эрдогана. И дело тут не только в сотнях тысячах избирателей крымско-татарского происхождения, проживающих на территории Турции. Эрдоган надеется победить в них за счет миллионов голосов исламистского, а также националистического электората. Для чего президент должен продолжать играть роль "отца всех тюрских народов", в том числе и крымско-татарского. Делать вид, что он защищает их права и интересы (в Анкаре говорят о 280 тысячах крымских татар, живущих на полуострове).

Более того, такое же поведение Эрдогана продолжится и после выборов. Пантюркизм лежит в основе его внешней политики, поэтому нужно быть готовым к тому, что заявления в защиту прав крымских татар будут и дальше звучать из Анкары. Другое дело, что турецкое руководство вряд ли пойдет на какие-то практические шаги для того, чтобы поставить под сомнение территориальную целостность Российской Федерации.

Наконец, у этого заявления было и внешнеполитическое измерение. И оно отнюдь не только в том, что Эрдоган захотел немножко поднять ставки в своих переговорах с Москвой по Сирии (показав, что у него тоже есть инструменты давления). Ни для кого не секрет, что между Турцией и Европой идет дипломатическая война. "Турция испытывает большое давление со стороны Запада по двум направлениям: политические реформы в стране и действия в Сирии против курдов", — говорит председатель комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев. И, давая понять, что Европа "забыла" о Крыме, Мевлют Чавушоглу критикует Брюссель за невнимание к правам мусульман. Эту мысль можно развивать дальше как угодно – вплоть до восприятия европейцами тюрок как "людей второго сорта".

Не союзники

Впрочем, вся эта история с заявлениями Чавушоглу может быть для России даже полезна. Ибо подчеркивает проблемы и разрушает иллюзии.

Во-первых, она еще раз подтверждает необходимость использования "мягкой силы" и культурной дипломатии. Москве необходимо работать над тем, чтобы общественное мнение Турции в крымско-татарском вопросе было на стороне России, а не на стороне Украины. "Наши общественные организации, в том числе крымско-татарские, готовы поехать в Турцию с культурной миссией, чтобы рассказать о достижениях Крыма за последние годы. Они готовы проводить выставки и культурные мероприятия, чтобы властям и гражданам Турции была понятна истинная ситуация в Крыму и чтобы она воспринималась объективно", — заявил постоянный представитель Республики Крым при президенте РФ Георгий Мурадов.

Во-вторых, история с Крымом еще раз доказала сущность российско-турецких отношений, которые представляют из себя скорее партнерство (тактическое или стратегическое – вопрос дискуссионный), а уж никак не союз. Да, сейчас Москва и Анкара объединены решением общих проблем, урегулированием сирийского конфликта и противостоянием давлению со стороны Запада. Да, сейчас Турция лишена геополитического выбора – учитывая крайне низкий уровень ее отношений с США и Брюсселем, конфликты с Саудовской Аравией и Израилем, а также очень неоднозначные отношения с Тегераном, у Эрдогана просто нет иного выбора, кроме как развивать тесные отношения с Москвой. Однако в будущем, при изменении геополитической конъюнктуры, отношения Турции и РФ неизбежно охладеют. Между двумя странами достаточно конфликтных точек – это и Крым, и Кавказ, и будущий формат в Сирии. Не говоря уже о конкурирующих евразийских проектах, где турецкий пантюркизм противостоит возглавляемой России интеграции (привет всем тем, кто хочет пустить Турцию в Евразийский Союз). Более того, пантюркизм (распространяющийся и на народы Северного Кавказа, а также Поволжья) потенциально может угрожать и территориальной целостности России.

Все это не означает, что Москва и Анкара станут врагами – лидеры обоих государств слишком прагматичны, чтобы это допустить. Просто российско-турецкие отношения нужно видеть такими, как они есть, во всей их сложности и многофакторности. И не удивляться, не обижаться и не возмущаться появлению новых заявлений о Крыме из Анкары.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

* Запрещенная в России экстремистская организация