Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ

Реакция украинских чиновников и активистов на трагедию в Керчи оказалась весьма показательной. Кто-то из них сумел найти в себе человечность, а кто-то – нет.

Между Порошенко и Климкиным

Ситуация на месте трагедии в Керчи. 18 октября 2018
К счастью, большинство оказалось из первой категории. "В учебном заведении погибли люди. Выражаю соболезнования семьям погибших", — написал спикер Верховной Рады Владимир Гройсман в своем твиттере. Скупо, но по делу. Нужные слова нашел и Петр Порошенко – он выразил соболезнования таким образом, чтобы не потерять политическое лицо и в то же время остаться человеком. "Расследование таких дел является важным для Украины, ведь Крым является украинской территорией и украинцы, живущие в оккупации на полуострове — граждане нашего государства. И конечно, когда погибают украинские граждане, где бы это не происходило — это трагедия… Выражаю соболезнования украинцам, которые потеряли детей и близких", — отметил украинский президент. 

Однако другие украинские чиновники и общественные деятели были куда более словоохотливы и менее человечны. Так, министр иностранных дел Павел Климкин связал преступление с "оккупацией" Крыма. "Сочувствуем семьям погибших. Но честным и легитимным является вопрос: возможен ли был бы подобный ужас без атмосферы, которая царит в России, и которую она принесла на мирный полуостров?", — отметил чиновник. "Много лет в Крыму бывало всякое, но ни разу до начала российской оккупации не было массовых убийств", — вторит ему т.н. "представитель украинского президента в Автономной республике Крым" Борис Бабин.  

Если бы Борис Бабин или Павел Климкин интересовались международными делами, они бы увидели, что примерно аналогичные трагедии регулярно происходят в странах Запада. Можно долго спорить об их причинах, но среди них уж точно нет "оккупации". Скорее это следствие информационного общества вкупе с кризисом духовности у молодого поколения, виртуализации жизни и ликвидации психологического порога относительно убийства (благодаря, прежде всего, многочисленным компьютерным играм). Повторение аналогичных терактов в России было, скорее, лишь делом времени.

В поисках гонений

Нападение на керченский колледж
Пропиарился и лидер запрещенной в РФ организации "Меджлис Крымско-татарского народа"* Рефат Чубаров. Зацепившись за слух о "татарской внешности" подозреваемого, который тиражировался одним из российских сайтов в первые часы после трагедии, господин Чубаров заявил, что "утверждение о "татарском" следе трагедии моментально было перепечатано сотнями других российских СМИ, что позволяет говорить о готовности российских оккупантов приступить к новым репрессиям и гонениям против крымско-татарского народа во временно оккупированном Крыму".  

Сложно представить, что господин Чубаров при всем его опыте не знает специфику распространения новостей в информационном пространстве после различных резонансных событий. СМИ пытаются собрать трафик, и потому выбрасывают в сеть любые громкие и "кликабельные" слухи, не заботясь об их проверке – и это касается не только "желтушных" изданий, но и вполне уважаемых медиаконцернов. Именно поэтому читатели всегда должны воспринимать эту информацию скептически, и (по крайней мере, в первые дни после такого рода происшествий) доверять только данным, которые официально озвучиваются следственными органами на брифингах. Да, эти данные сухие, да, они иногда размытые, однако чиновники, по крайней мере, проверяют информацию, ибо понимают, что им за нее потом отвечать. И не только перед общественностью.

Приезжайте, но как будто к нам

Ряд украинских деятелей сейчас пытаются использовать трагедию для того, чтобы вновь поднять тему Крыма на международном уровне. "Ситуация требует немедленного вмешательства и международного сообщества. Поэтому я обратилась к главе контртеррористического управления ООН Владимиру Воронкову и генеральному секретарю Совета Европы Турбьерну Ягланду. Я прошу содействовать расследованию ужасной трагедии и принять необходимые меры для безопасности людей", — заявила украинский омбудсмен Людмила Денисова.  

При этом она прекрасно понимает все юридические тонкости этого предложения. Россия не допустит иностранных следователей в том случае, если они будут позиционировать свой приезд как посещение украинской территории. В свою очередь, ни Совет Европы, ни ООН не согласятся на иные варианты, поскольку это будет позиционироваться как их признание российской юрисдикции над Крымом. А значит на выходе получится очередной скандал – если, конечно, международные инстанции отреагируют на просьбу украинского омбудсмена. А они, скорее всего, не отреагируют – ибо сами скандала не хотят.

Развязали языки

Наконец, ряд украинских активистов намекают на то, что российские власти либо сами стоят за трагедией в Керчи, либо попытаются использовать ее для реализации своих "агрессивных" задач. То есть развязывают себе руки. "Очень печальная история, но какие возможности для Владимира Путина открывает! На фоне падения рейтинга и полного краха по всем остальным направлениям можно во всем обвинить Украину, начать наступление, вторжение, да что угодно… Сплотить народ, подкрутить гайки, отомстить за все провалы последних месяцев.  Очень для него удобно!", — считает бывший российский журналист, а ныне украинский пропагандист Иван Яковина. 

И, как это обычно бывает с оторванными от реальности пропагандистами, абсолютно не прав. России не нужен "украинский след" в этой истории просто потому, что его наличие вынудит Москву реагировать. А значит отказаться от ныне занимаемой политики, соответствующей минским договоренностям. Любые агрессивные действия со стороны России будут играть на рейтинг Петра Порошенко. Поэтому если уж и искать заинтересованных, то это, конечно, Порошенко. Что абсолютно не означает, что украинский президент имеет какое-то отношение к трагедии. Поэтому не нужно искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет.  

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции