Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ

Киев требует освобождения своих граждан, осужденных или ожидающих суда в России. Для этого он взял заложников.

Сидят

Кремль не оставляет без ответа украинские провокации. Например, захват "Норда" Киевом уже привел к тому, что рыболовецким судам Украины стало крайне сложно вести промысел в Азовском море. По словам представителей незалежной, российские пограничники устраивают на их судах проверки, а некоторых рыбаков уже задержали за незаконный промысел. По сути, украинские рыбаки сейчас сидят в портах, компании несут убытки, а к президенту Порошенко и его пиар-акции с "Нордом" возникают серьезные вопросы. И задают их не только рыбопромышленники, но и торговцы – российские пограничники стали в массовом порядке задерживать для досмотра грузовые суда, направляющиеся в украинские порты на Азовском море и проходящие принадлежащий России Керченский пролив. Возможно, эти вопросы приведут к тому, что Петр Алексеевич в следующий раз подумает перед тем, как осуществлять такого рода акции.

Однако наказание Порошенко за Норд не решает проблемы освобождения взятых в заложники граждан России или лиц, сотрудничающих с российскими структурами. И речь не только о моряках "Норда" – в тюрьмах Украины содержатся как минимум два десятка человек, осужденных по политическим статьям, в том числе и за деятельность в Крыму. И Симферополь постоянно напоминает Москве, что эта проблема должна быть решена. "Я призываю средства массовой информации обратить внимание на эту проблему, общество не должно молчать по этому поводу", – говорит постоянный представитель Крыма при президенте РФ Георгий Мурадов. 

Вопрос в том, как ее решать? Идеальных вариантов тут нет – все они чреваты определенными осложнениями. Аналог операции "Энтеббе" – то есть силовое освобождение заложников – невозможен. И дело не только в международной реакции (особенно накануне чемпионата мира), но и в элементарной логистике. Российские заложники разбросаны по разным тюрьмам.

Впрочем, Киев сам предложил вариант решения. В Украине не раз уверяли, что в России по политическим статьям сидят десятки граждан Украины. "По меньшей мере 24 украинца являются политическими заключенными в России, более 40 – в оккупированном Крыму", – говорит пресс-секретарь украинского МИД Марьяна Беца.  

Вопрос об этих заключенных постоянно муссируется на Украине – крымско-татарские активисты уверяют, что их соратники, сидящие на полуострове, содержатся в бесчеловечных условиях,  а украинский шпион Роман Сущенко (недавно приговоренный Мосгорсудом к 12 лет колонии) вообще стал одним из медиа-фетишей для украинского общества. Фетиши эти нужны для разных задач – мобилизация украинского общества, разжигание страха к РФ. "Я … предостерегаю украинцев от поездок в путинскую Россию, ведь есть реальная опасность быть захваченными в плен российскими террористами", – говорит спикер Верховной Рады Андрей Парубий.  Однако использование этого фетиша порождает и побочный эффект – в частности, требования к Порошенко по освобождению "героев". Требования, которые идущий на перевыборы президент обязан удовлетворять.

Поэтому Банковая предлагает сделку. "Мы готовы передать 23 россиян, осужденных в Украине за причастность к террористическим актам, подготовке к ним, за преступления против территориальной целостности Украины. Мы готовы передать их за освобождение Сенцова, Кольченко, Клыха, Гриба, других политзаключенных Кремля", – говорит вице-спикер Верховной Рады Ирина Геращенко.  

Цена прецедента

В России это предложение вызывает смешанные чувства. С одной стороны, оно является очередным проявлением даже не украинского хамства, а террористической сущности нынешнего украинского режима, который для освобождения своих граждан фактически берет в заложников ни в чем не повинных людей. "Когда раздаются разговоры о том, что давайте начнем кого-то менять, это, мягко говоря, вызывает негодование, потому что Кирилл Вышинский находится в тюрьме просто за то, что он выполнял свой журналистский долг. А подавляющее большинство граждан Украины, которые отбывают наказание в российских тюрьмах, – за факты терроризма", – говорит российский политолог Армен Гаспарян.  "Cравнения Сущенко с корреспондентами МИА "Россия сегодня" на Украине беспочвенны, даже не по моральным стандартам, а в юридической плоскости", – утверждает Мария Захарова.  

Соответственно, данный обмен может создать крайне негативные прецеденты. Во-первых, если сейчас Дмитрий Песков говорит о том, что лица, осужденные в России, "безусловно, не могут считаться пленными или удерживаемыми лицами", поскольку "они осуждены в России по российскому законодательству",  то их обмен может позиционироваться как доказательство обратного. Во-вторых – и это более важно – обмен продемонстрирует Киеву эффективность стратегии по захвату в заложники россиян для того, чтобы реализовать свои задачи. Да, это свидетельство террористической сущности государства, но никакого международного осуждения или санкций со стороны Совбеза ООН Украина не получит – западные партнеры продолжают смотреть сквозь пальцы на киевские провокации. В результате получится, что, по сути, сейчас любой российский гражданин, который находится на территории Украины, является потенциальным заложником. 

С другой стороны, задача требует решения – российские власти обязаны сделать все возможное для того, чтобы освободить граждан РФ и тех, кто, сотрудничая с российскими структурами, надеялся на защиту Москвы. Поэтому российские эксперты предлагают соломоново решение – согласиться на обмен (тем более что пример Савченко продемонстрировал пользу выпускания новых пауков в украинскую банку), получить назад россиян, а уже затем наказывать Киев за подобные провокации. Так, как уже наказали за захват "Норда".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции