Кто служит в спецназе, как отбирают в отряд и кого, нужно ли молодому парню вообще служить в армии и для чего, отличаются ли крымские спецназовцы от других, и чем все эти ребята могут гордиться на закате жизни, - об этом в эксклюзивном интервью радио "Спутник в Крыму" рассказал командир крымского СОБРа.

"У меня в отряде были и биологи, и звукорежиссеры"

- Начало весеннего призыва, грядущие экзамены у выпускных классов, у родителей снова паника – ребенок в институт или в армию. Парням надо пройти армию в виде срочной службы?

- Думаю, срочку должны пройти все. Срочка, которая была 10 лет назад и сейчас, это абсолютно разные службы. Когда я общаюсь со своими коллегами, ветеранами и рассказываю им, как сейчас живет срочник, как он служит, многие даже не верят. То есть сейчас срочная служба – совсем не тот ряд мужских испытаний, который был когда-то. Может, даже, к сожалению.

- Тогда почему родители снова стали бояться отдавать детей в армию? Откуда снова эти страхи?

- Думаю, местами это делается искусственно, специально, с целью дискредитировать вооруженные силы. Сегодня срочная служба дает молодому человеку гораздо больше, чем первые два-три года, которые он проведет в университете или институте. Во-первых, скорее всего, он получит специальность, во-вторых, познакомится со службой, увидит, как работают офицеры, как служат контрактники, поймет структуру армии. По своему опыту хочу сказать, процентов 10-15 бойцов пишут рапорта и остаются на контракт. И правильно делают. Потому что контрактник – это гарантированная зарплата, кстати, средняя зарплата контрактника выше, чем средняя по стране. 

Крымский спецназ: о вреде пейнтбола, яркой жизни  и забвении
Военнослужащие МО России после проведения спецоперации во время активной фазы российско-белорусских учений тактических групп ВДВ

- Если парень мечтает, например, стать биологом или айтишником, зачем ему этот год познания структуры армии?

- У меня в отряде были и биологи, и айтишники, и люди, окончившие МГУ, были звукорежиссеры, окончившие ГИТИС. Большинство солдат было с высшим образованием. И на вечерней поверке я их построю и спрашиваю…

 - …что принесло тебя сюда?

- И очень многие срочники говорят: считаю, что надо.

Ослики, звездочки и таланты

- Если говорить о контрактниках и не просто контрактниках, спецназовцах. С одной стороны, образ героической романтики, с другой... Спецназовец - это кто? Что на самом деле стоит за этим, чем он отличается от простого военного или от гражданского?

- Нет никаких универсальных солдат, есть обычные люди. Чем они отличаются от простого военного? Задача ставится немного иная по средствам и силам исполнения, поэтому она и называется специальная, а отряд – специальный.

Чем такой человек отличается от гражданского? Давайте вспомним 41-й год. К августу все профессионалы уже были выбиты или взяты в плен. С осени начал воевать народ. Давайте посмотрим на диверсантов, разведчиков, кто они были по профессии? Учителя, инженеры, шахтеры, водители автобусов.

Но да, служа, понимаешь: какие-то качества нельзя приобрести на гражданке. Когда сидишь и целый день изучаешь, как поставить ОЗМ-72 так, чтобы оно убило как можно больше военнослужащих другой армии, это один подход. А когда на гражданке сидишь и думаешь, во сколько завтра выйти на работу и как досидеть до пятницы – другой.

Поэтому да, попадая в среду, человек адаптируется, а дальше уже смотрим по врожденным, приобретенным качествам – соответствует, не соответствует. Есть люди, скажем так, рожденные для выполнения специальных задач.

- Очень интересно. Это можно увидеть сразу?

- Нет, сразу это увидеть очень сложно, как и рассмотреть сразу в спортсмене потенциал. Ведь бывает: спортсмен очень хорошо стартует, а после первой травмы сливается, не терпит. А есть, как у нас называют, рабочие ослики. Служат год за годом, незаметные, скромные. Их не награждают, но на них все стоит. Есть звездочки, которые ярко сияют, а есть именно таланты. Их немного, но они – украшение любого отряда. У них непростые, но уникальные судьбы. Они интересно начинают и заканчивают...

- Уникальные… Спецназеру думать надо, положено, учат ли его думать, спасает ли это жизнь или наоборот губит?

- Спецназовец может думать только о том, как наиболее эффективно, точно и в срок выполнить приказ. Если в рамках приказа он начинает обдумывать, выполнять или нет, такой не нужен совсем.

- Но ведь бывает, в ходе операции ситуация внезапно поменялась и решение нужно принять самому и в секунду?

- Ситуационные лидеры принимают эти решения. Выполнять или не выполнять приказ, он думать не должен. Приказ отдан, он должен быть выполнен мгновенно. Но, естественно, выполняя приказ без творческого подхода, можно наломать дров. С одной стороны, ты в жестких рамках, с другой – должен действовать максимально нестандартно. Ты действуешь по обстановке, четко, исходя из того, что появляется, как обстановка меняется, а меняется она иногда мгновенно, и ты должен очень быстро переключаться.

- Спортивные достижения человека при отборе в спецподразделения имеют значение?

- Естественно, если приходит мастер спорта – один уровень, если обычный паренек, но где-то у него загорелось внутри, он, конечно, показывает более низкий уровень. Но мой опыт говорит о том, что спорт хорош только на этапе отбора и для поддержания себя в форме. У нас говорят так: самые ценные люди – это мастер спорта по входу в адрес и по загибу руки за спину. Они нужнее в спецподразделении.

Отряд напоминает камень

- Говоря о Крыме, все здесь знают "Беркут". Сейчас он даже съехал со своей исконной базы. Сегодня там СОБР, он же "Халзан". К сожалению, это название не очень знакомо крымчанам. Не обидно?

- Недавно этот вопрос задавался на достаточно высоком уровне. Халзан – старорусское название Беркута. Откуда появился "Халзан"? Многие путают его с "Беркутом", не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что в этом, вне всякого сомнения, славном отряде и подразделении, как "Беркут", когда были штурмовые взводы внутри, то есть маленькая элита внутри отряда…

- Это еще в украинский период?

- Те, кто громят террор, наркоторговлю, убийц, не имеют государственности, не имеют границ. Они защищают эту землю, где мы сейчас находимся! И отряды, которые были сформированы из этих взводов, полностью отвечают всем российским стандартам.

- Сейчас в подразделении больше крымчан или ребят с материка?

- Здесь служат крымчане. С материка нет присланных, есть те, кто приехал. Был случай, приехал человек отдыхать, узнал, что здесь СОБР, приехал к ребятам, добрый день, я из такого-то СОБРа. Уже уволился, ветеран, хочу посмотреть как живете. Его пустили, он посмотрел, поговорил с людьми и сказал, ребята, я хочу у вас работать, его взяли, он служит. И здесь в основном крымчане, ребята, родившиеся в Крыму, приезжих немного. В основном они уже адаптировались, Крым – это их земля.

- И как можно оценить уровень крымчан?

- Скажу, как оценило руководство Росгвардии. В 2019 году именно крымский СОБР был признан лучшим отрядом в Южном округе. На всероссийских соревнованиях СОБРов, которые проходили в прошлом году в Гудермесе, мы стали вторыми, вперед пропустили только "Витязь". Чуть отстала московская "Рысь", став третьими, а севастопольский "Беркут" стал четвертым. То есть два крымских отряда лидировали.

Как лично я оцениваю? Я служил во многих отрядах, крымский СОБР напоминает больше камень, это монолитный отряд, его невозможно раздробить. Это семья. Попадая туда, вы попадаете как бы на воспитание, за вас несут ответственность старшие сотрудники, очень четко поставлены процессы саморегуляции. Командиру не надо бегать и смотреть, где что не так, отряд сам способен на любом уровне отрегулировать ситуацию. Этот отряд – мечта любого командира. 
Крымский спецназ: о вреде пейнтбола, яркой жизни  и забвении
Сотрудники правоохранительных органов на площади Независимости в Киеве, где происходят столкновения митингующих и сотрудников милиции.

- Как это удалось сделать? Очень разные мнения были по поводу "Беркута", одни называли ребят героями, другие предателями…

- Отряд сплотили события Русской весны, его сплотил Киев, где ребят жгли, били, стреляли. После того, как люди вернулись сюда, на свою родную землю, они напоролись на вторую волну. Приспешники того режима встретили "Беркут" словами – сдавайте оружие, вы предатели. Выбор у ребят был небольшой, за ними стояли люди Крыма, и они поняли: если сейчас эту заразу они пустят в Крым, то все, конец полуострову. Кто перекрыл Крым с севера? "Беркут". Кто не пустил всю эту заразу? "Беркут". Кого пытались здесь разоружить? Дошло до блокирования базы, эвакуации семей.

А потом народ Крыма сказал свое слово на референдуме. Но даже после этого не все гладко проходило. Вот тогда все это их и сплотило. И сегодня раздергать, разделить отряд на части невозможно. 

– Отличаются ли пацаны-спецназовцы конца 1990-х - начала нулевых от сегодняшнего поколения? Ценностями, подготовкой, взглядами?

– Да. Спецназ конца 90-х и начала нулевых – это спецназ первой и второй чеченских кампаний. Они не просто отличаются от современного спецназера, это две разных породы человека. Те условия, в которые спецподразделения попали в Чеченской республике… И кто бы что сейчас ни говорил, но, допустим, та же Сирия – детская прогулка по сравнению с Чечней, особенно в период первой кампании… А опыта, который был наработан во второй кампании, хватит еще лет на 15-20 точно.

Крымский спецназ: о вреде пейнтбола, яркой жизни  и забвении
Подразделения СОБР на военном параде в Грозном, посвященном 73-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне

Очень безопасно. Но он выстрелит

- Возвращаясь к началу разговора о молодых ребятах. Сейчас много внимания уделяется патриотическому воспитанию детей. Это правильно – с ранних лет приучать детей к оружию, к войне?

- К оружию и к войне, считаю, приучать ребенка ни в коем случае не надо. А прививать ему идеалы защитника, который несет ответственность за поколение, за свою семью, свой народ, конечно, надо. И естественно, сближать ребенка с оружием не стоит. Ребенок учится очень быстро и очень динамично, он освоит оружие во много раз быстрее взрослого. И применит его гораздо быстрее. Поэтому не надо с этим играть.

- Однако много детей занимается практической стрельбой, другим спортом, связанным с оружием. И их родители и тренеры заявляют: эти дети будут как раз очень ответственно обращаться с оружием, именно потому, что знают: оружие может убить.

- Там говорят, он безопасно обращается с оружием. Так же безопасно он будет стрелять в других людей. Он не направит оружие в стену или в пол, он направит точно в человека. Все эти доводы в пользу самозащиты или обороны очень сложно донести до гражданского и заставить его оценить правовое поле, в котором нужно за секунду-две принять решение застрелить гражданина.

Сейчас в России есть масса всяких курсов, травмат, продвинутый травмат. Но они не готовят человека принять очень быстрое решение, находясь в правовом поле. Они учат, как правильно взять пистолет, сделать перезарядку, но не учат, как в суде доказать свою правоту. А если сюда добавить ребенка, подростка? Эта смесь вообще взрывоопасна, потому что еще идут гормональные процессы, перепады настроения.

- Хорошо, но есть же соревнования, именно спортивный уклон?

- Стрелковыми видами спорта я считаю только олимпийские. Спорт высоких достижений. Там, где человек пашет, ему не до внешних атрибутов, это не стрельба выходного дня.

Госдума не поддержала повышение возраста для покупки оружия >>

Куда пускать тех, кто играет в войну

- При этом мы видим, как в России набирают популярность такие детские увлечения как пейнтбол, страйкбол, эйрсофт. Это же до какой-то степени тоже игра в войнушку. А можно, вообще не отходя от стола, играть во все это за компьютером, и еще неизвестно, что опаснее.

- Это все надо контролировать, особенно стрелялки. Я вообще не понимаю смысла таких игр как страйкбол, хардбол или что там еще.

- Это командная игра, можно сразу тренировать и моторику, и чувство локтя, и даже боль, когда шарик прилетает.

- У меня вопрос: почему не играют во врачей? В больницу, в пожарных? Переоделись бы в белые халаты, один кричит, я анестезиолог, другой – я реаниматолог. Бегают в халатах, каталки катают. Проводя эту аналогию, представьте: заходит такой человек в халате в больницу, ему говорят, вы кто? Он, я из команды "синих", я там анестезиолог, хочу провести семинар с вами, с действующими анестезиологами. Как на него посмотрят в больнице?

А почему в России сегодня тех, кто играет в войну, пускают в отряды, допускают до общения с бойцами спецназа? Более того, они уже начали давать советы.

- А что, навыки, которые ребята приобретают в этих играх, потом никак не могут быть применены в том же спецназе?

- Никак. Единственное, что такой "игрок" сделает лучше других, - быстрее других умрет в огневом контакте. То есть практически мгновенно. Мой навык позволяет с нуля взять человека и за неделю поставить его в строй, и мне за него не будет страшно.

Любой инструктор вам скажет: страйкболист не переучивается. То есть это уже искалеченный стрелковый навык, и это очень тяжелые в обучении люди. Не знаю, почему так получается, но я встречал бойцов, которые перешли на контракт и уже офицерами начали увлекаться всем этим. Выбить из них потом это очень трудно, разве что пуля выбьет…

О нищете, забвении и яркой жизни

– Патриотическое воспитание детей. Они листают книги, видят то же оружие. Но ведь и керченский стрелок мог листать те же книги… А после этого пытаются обвинить лицензионное подразделение Росгвардии. Но ведь человек мог спокойно пройти все комиссии, быть здоров. А в какой-то момент – стресс, мозги перемкнуло, и это уже другой человек.

- Первое. В книге должен быть четко прописан противник, враг. Любое занятие по оружию – это прежде всего идеологическая работа. Если нет четкого понимания, кто твой враг, как он выглядит, в кого стрелять, то человек просто стреляет. Для него это книжка по пулялову: как стрелять, как быстро перезаряжать. А врага он потом уже нарисует себе сам. И вот кого нарисует…

Когда вы даете оружие человеку, он должен четко видеть образ врага и понимать, в кого он имеет право выстрелить, а в кого – совершенно нет. Вот эту грань всевозможные страйкболы сегодня стерли.

- Хотите сказать, у молодого спецназовца крышу от первой крови снести не может?

- Однажды мы приехали с одной из первых командировок, командир построил нас и сказал: ребята, внимание – чтоб снайпер не достал, надо закрывать окно шкафом, чтоб осколками не посекло, надо спать в ванной. Все поняли? Все. И добавил: если увижу хотя бы одного человека с чеченским синдромом, человек покинет отряд немедленно. И все сразу излечились.

Что касается отбора. Есть мнение, что к нам очереди стоят. Первое – никаких очередей нет, не было и не будет никогда. Потому что мы сами отбираем кандидатов, мы их присматриваем, затем нужны рекомендации от действующих сотрудников.

Затем человек приходит. Сначала он сдает медицину, анализы, кровь на наркотики, на все. После этого мы допускаем его к физо. В конце – тест на психоэмоциональную устойчивость. Затем он отправляется на психофизиологические исследования, после этого составляется карточка для работы с психологом. С ним работает психолог. После этого он отправляется на полиграф.

 - …и потом служба. А если повезло, дожил до пенсии, дальше что? Ведь вы, по сути, не подготовлены к жизни на гражданке.

 - Да, как заметил один ветеран, нефтью торговать мы не сможем… Наша работа на гражданке будет у многих чем-то ограничена. С другой стороны, многие спецназовцы вспоминают свои приобретенные гражданские навыки. Например, кто-то уходит в энергетику, кто-то в связь, и это высококлассные специалисты, кто-то в личную охрану.

Но вообще хочу процитировать одного умного полковника, он сказал так: "Если ты не готов к нищете и забвению, не надо начинать эту службу". Да, не факт, что они наступят, но если ты идешь и думаешь, что в конце тебя ждут фанфары, цветы и навстречу выйдут красивые женщины, это не так. Впрочем, пенсия сегодня неплохая, если дослужил до конца. Недавно говорил со старшим товарищем, спросил, сколько ему пенсию посчитали. 64 тысячи. Это хорошая пенсия.

Про нищету и забвение – это скорее, готов ли ты. Потому что это может случиться. Травма, ранение, можно остаться без конечностей, жизнь штука суровая.

- Что ж тогда останется у парня по итогу жизни?

- Останутся верные друзья, настоящие, сделанные дела, интересные события, судьбы людей, страны, гордость родственников. У кого-то, может, медальки и бесплатные похороны.

Знаю двух людей, жил с ними, дружил. Один сейчас отвечает за рыбный ряд, начальник безопасности рынка, а другой – продолжает славные воинские традиции.