Алексей Вакуленко, корреспондент РИА Новости Крым

Житель Евпатории Павел Заболотный уже четверть века трудится "чесугадом". Дикое, на первый взгляд, слово — придуманная им самим аббревиатура полушутливого словосочетания "честнейший уличный гадатель". Гаданием в традиционном смысле Павел не занимается: он читает лица. Заболотный — физиогномист. И в отличие от Сократа, который просил визави заговорить, чтоб того увидеть, Павлу достаточно пристального взгляда на лицо, чтобы наряду с характером человека прочитать и судьбу. 

"Мир заиграл красками!"

Родиться во Владивостоке, по окончании школы отправиться служить в армии (еще советской), и на службе строить танкодром. Затем поступить в Дальневосточный университет на факультет журналистики, чтобы, спустя годы, отправиться в Санкт-Петербург и работать там вахтером в женском общежитии. А после завскладом букинистического отдела в магазине эзотерической литературы, в начале 90-х самом крупном в северной столице, пока в подсобке, оборудованной для проживания, не познакомиться, наконец, с Востоком, который его, рожденного на востоке, пленил сызмальства. Из кучи перелопаченных репринтов дореволюционных книг узнать, что такое йога, цигун, фэншуй, ушу, дзен, чтобы потом взять в руки книгу, посвященную чтению лица, или "китайскому искусству физиогномики", и враз обрести себя.

"Прочитал книжку – и уже через пару месяцев стал друзьям рассказывать: а у тебя лоб такой, ухо — такое, — говорит Павел. — Удивительно! Мир краски обрел!". 

Физиогномист из Евпатории Павел Заболотный

В это время он отправился в Евпаторию, куда из Владивостока переехала мама. "Время было непростое на дворе, — вспоминает Павел. — Чем я только тогда не зарабатывал: и шлемы авиационные шил, и наклейки на футболки наносил, и шелкографией занимался, и свечки лил, и пытался преподавать йогу и цигун. Работал даже в сапожной мастерской! Я никогда не думал, что буду уличным гадателем. Но однажды летом пошел в евпаторийский парк имени Фрунзе, где традиционно прогуливаются отдыхающие, написал на картонке "Лицо — ваш характер, судьба". Сел с этой табличкой на скамеечке — и в первый же вечер заработал если не половину, то точно треть маминой пенсии. Я не сразу понял, как это произошло".

Затем Павел вернулся в Питер, на улицах которого продолжил осваивать профессию, ставшую судьбой. "В конце концов, где еще, как не на улице, практиковаться в физиогномике?— риторически замечает он и, смеясь, продолжает: — Поначалу бандиты каждый час подходили, пытались наезжать. После непродолжительной беседы с характеристикой их физиономий с моей стороны ребята признавали во мне мастера своего дела и впредь не трогали. Та же история была с правоохранителями, которые вообще как-то пригласили меня прочитать офицерам лекцию о физиогномике, после чего даже выдали благодарность! Впоследствии она стала для меня охранной грамотой".

"Амазонка Симонова и душевный Шкаплеров"

Со временем Заболотный создал собственную систему чтения лица, совместив японскую, китайскую и европейскую физиогномические традиции. Свою концепцию он изложил в книге "Чтение Лица. Ген, карьера", изданной пару лет назад в Москве. Работая над ней, Павел столкнулся с необходимостью наглядных примеров. Тут-то и вспомнил о том, как часами стоял в Эрмитаже перед полотнами мастеров, всматриваясь в изображенные ими лица. "Меня спас Леонардо да Винчи, — признается физиогномист. — Мне же отрицательные ключи тоже нужно давать. Но если я буду на современниках их показывать, те меня просто закопают. А в его портретах есть все эти линии".

В качестве иллюстраций для своей книги о физиогномике Павел Заболотный использовал работы выдающихся художников

Космонавт Антон Шкаплеров сделал фото Крымского моста из космоса перед возвращением на Землю с МКС
Перелистывая книгу, иллюстрированную работами разных живописцев, Павел останавливается на фото скульптурного изображения печально известного древнеримского императора Нерона: "У него переносица провалена — антисоциальный тип, на носу горбинка агрессивности, нос крючком — злопамятный, верхней губы нет, как у серийного маньяка Андрея Чикатило, большая нижняя губа — обидчивый, так называемый разбалансированный зрачок. В общем, такому убить — что плюнуть".

Для наглядности предлагаю физиогномисту по представленным в интернет фото охарактеризовать известных далеко за пределами полуострова уроженцев Крыма мастера песочной анимации Ксению Симонову и космонавта, Героя России Антона Шкаплерова.

В художнице Ксении Симоновой физиогномист узрел амазонку

"Волевая челюсть, линия рта, где губы смыкаются, ровная — прямолинейная, правдивая (у врунишек зубчатые линии рта), — поднеся планшет близко к глазам, из-под очков Павел пристально вглядывается в фото художницы, открытое в браузере. — У нее широко стоят глаза, а это говорит о том, что перед нами любознательный человек. Чем шире стоят глаза, тем шире кругозор. А между бровей — широкая площадка, так называемое место жизненного клейма: это хорошо, человек умеет достигать планов. Форма ушей свидетельствует о том, что Ксения Александровна — человек не жадный. Широкая челюсть — значит, ревнивая. Скулы острые — немного амазонка, воительница. Сильная женщина". 

Следом рассматривая снимок Шкаплерова, физиогномист отмечает душевность космонавта. "У него линия лба внизу — теряет голову от любви. А мочки ушей чуть-чуть подаются вперед — душевный человек, — Павел увеличивает изображение, указывая на левое ухо Героя. — У него череп расширяется кверху: такие люди любят восстанавливать силы в одиночестве. Глаза глубоко посаженные: к нему тяжело пробиться в друзья. А нос — очень интуитивный, внизу есть так называемая антенна интуиции. Безусловно, волевой человек. У него срастаются брови — любит, чтобы все было так, как он хочет. Плюс брови — низкие: практичный взгляд на вещи (чем выше брови у человека, тем более он склонен к идеализму)". 

По словам Павла Заболотного, внешность космонавта Шкаплерова говорит о его душевности и обостренной интуиции
"Болтаю лапками"

Павел откладывает в сторону планшет и продолжает рассказывать о себе, сосредоточившись на интересе к его работе со стороны пластических хирургов. "В начале 90-х мне предлагали за внушительный гонорар сняться в документальном фильме, — вспоминает он. — По сюжету у девушки все в жизни было плохо, а после пластической операции вдруг наладилось. Мол, изменила внешность — а значит, и судьбу. Я сразу послал ребят куда подальше".

Впрочем, среди пластических хирургов Павлу встречались и люди со здоровым чувством юмора: "В Москве работал, вижу, ко мне парочка присоседилась, смотрят, все конспектируют. Думаю: что-то тут не то. И спрашиваю их: "А что это вы пишете?". Они весело отвечают: "Мы — пластические хирурги, мы часто то, о чем вы рассказываете, людям отсекаем. Теперь хоть будем знать, что отрезаем".

Физиогномист из Евпатории Павел Заболотный

Александр Андреев идет по центру Симферополя
Способности Павла в свое время признали даже гадалки-цыганки. "Как-то днем шел к своему месту. Вижу, сидят цыганки, гадают. Я говорю им: "Привет, коллеги!", — рассказывает он. — Дамы недоуменно посмотрели на меня: мол, очкарик какой-то — и вдруг "коллеги". Продолжая рассматривать одну, говорю: "Вы – такая командирша, у вас линия волос зубчатая: случаются нервные срывы на пустом месте. Да и скула острая: любите командовать мужчинами". Спускаюсь со лба к подбородку, дохожу до позиции под носом, где отображается состояние внутренних органов в области крестцового отдела, и вижу, что у одной цыганки там характерная морщина, слева. Говорю ей: "У вас по-женски серьезные проблемы". Она аж выдохнула от неожиданности. Но признала меня: "Действительно, недавно пережила операцию. Ты знаешь, что говоришь".

В свободное от основной работы время Павел занимается авиамоделированием, причем небезуспешно: его самолеты побеждают в конкурсах. А еще обучает желающих различным видам восточной гимнастики. "Как лягушка в крынке болтаю лапками, — заливается он хохотом, — время от времени выбирая, в какую сторону болтать".

С чего начинается физиогномика (разворот книги Павла Заболотного "Чтение Лица. Ген, карьера")