Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ

Украина продолжает предпринимать меры по вступлению в ЕС и НАТО. Правда, пока они напоминают скорее бег на месте. 

Вам тут не место

Вечером 22 ноября депутаты Верховной Рады проголосовали в первом чтении за законопроект, вносящий изменения в Конституцию. Он отменяет внеблоковый статус Украины и закрепляет в Основном законе курс на вступление в НАТО и Европейский союз. 

Окончательное принятие поправки состоится в феврале 2019 года, и в том, что она пройдет, мало кто сомневается, ведь за эту идею голосовали все "майданные" партии, вне зависимости от личного отношения к Петру Порошенко. "Курс на НАТО — это не просто запись в Конституции, это изменение самого менталитета нации. И я думаю, что народ к этому готов", — заявил заместитель председателя фракции Батькивщина Сергей Соболев.

Естественно, сам Петр Порошенко позиционирует это голосование как важнейший шаг на пути этого вступления. 

"Фиксируя в Конституции обязательность курса на вступление в НАТО и Евросоюз, мы посылаем мощный месседж о серьезности и необратимости своих намерений нашим партнерам по обе стороны Атлантики", — заявил хозяин Банковой. И добавил, что хоть "на Западе не все в восторге от нашей настойчивости, и многие по старой привычке оглядываются на Москву, так же, как и некоторые в этом зале", но "разве это может нас, украинцев, остановить?". 

Вообще-то да, может. Ведь (по крайней мере, пока) решение о вступлении Украины в ЕС и НАТО принимает не Петр Порошенко, и даже не Верховная Рада, а сами страны ЕС и НАТО. И эксперты (настоящие эксперты, а не активисты, алармисты или фантазеры) в унисон говорят о том, что в обозримом будущем решение это будет однозначно отрицательным. 

Так, ЕС находится в глубоком кризисе, одной из причин которого стало включение в принятии в 2004-2007 годах ряда восточноевропейских государств, не готовых к членству ни экономически, ни политически, ни ментально. Евросоюз до сих пор не может их переварить, и не исключено, что данное "несварение" может привести не только к болезни, но и к смерти пациента. В этой ситуации никто из ответственных членов ЕС, заинтересованных в выздоровлении, не проголосует за включение Украины, которая еще менее готова к интеграции, чем те же Румыния или Болгария в 2007 году. Ни сейчас, ни через "несколько лет", о которых говорит Порошенко и некоторые украинские политики. Не случайно одобрение того же соглашения об Ассоциации правительством Нидерландов содержало пункт о том, что этот документ ни в коем случае не является каким-то "шагом" на пути страны в Евросоюз.

Утром территории, вечером — НАТО

С НАТО все еще проще. Да, Альянс готов принимать в свои ряды даже нищие государства, если территория этих стран представляет ценность для тех же американцев. Территория Украины, бесспорно, такую ценность представляет. Однако игра в данном случае не стоит свеч. В НАТО есть положение о том, что оно не принимает страны с территориальными конфликтами, и в отношении Украины (а также Грузии с Молдавией) это положение будет неукоснительно выполняться. Ведь если Альянс примет в свой состав Украину, то, получается, Крым (который натовские страны признают частью Украины) тоже становится территорией НАТО. И Киев имеет право в любой момент потребовать активации 5-й статьи устава НАТО и потребовать от союзников по блоку очистить Крым от российских войск. И Альянс должен будет выбирать из двух даже не плохих, а катастрофичных вариантов: ввязаться в ядерную войну с Россией или же продемонстрировать неготовность защищать своих членов.

Именно поэтому о гипотетических шансах на вступление Украины в Альянс можно будет говорить лишь тогда, когда Киев откажется от претензий на Крым, а также решит (скорее всего, тоже в результате отказа) вопрос с ЛНР и ДНР. Так что слова Порошенко о том, что "Россия как страна-агрессор не имеет и не будет иметь вето на наше вступление ни в НАТО, ни в Европейский Союз" являются, мягко говоря, неправдой. 

Постоим

Да, чисто теоретически Украина может извлечь пользу из вступления в тот же ЕС без самого вступления. Не стоит недооценивать значение движения в Евросоюз, которое при правильном подходе выгодно само по себе. Например, выгоду из него извлекали в  доэрдогановской Турции. Тогда и в Анкаре, и в Брюсселе понимали, что Турция не вступит в Евросоюз, однако усиленно поддерживали ее курс по вхождению. Брюссель — для того, чтобы не выпускать турок из своей орбиты, а турецкие власти сохраняли надежду у населения для того, чтобы с ее помощью проводить в обществе болезненные, но необходимые экономические и либеральные реформы. Мантра "мы должны это сделать для того, чтобы нас приняли в ЕС" эффективно работала (по крайней мере, до тех пор, пока в единую Европу оптом не приняли ряд восточноевропейских государств, которые не прошли и половины того пути, который прошла Турция), и, теоретически, смогла бы сработать на Украине. 

Смогла бы… Но не сработает. Во-первых, потому, что власти не готовы проводить серьезные экономические реформы, а, во-вторых, потому, что уровень доверия к этим властям среди населения минимальный. Ну и, наконец, турецкий пример оказался показательным, и все вменяемые люди понимают, что Украину при нынешних раскладах примут в ЕС сразу после Турции. То есть никогда. Именно поэтому само решение Верховной Рады не встретило особого энтузиазма даже среди майданной публики. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции