СИМФЕРОПОЛЬ, 4 фев — РИА Новости Крым. О том, что Ялтинская конференция лидеров стран антигитлеровской коалиции, начавшая работу ровно 73 года назад, заложила фундамент современных международных отношений, сегодня не знает, пожалуй, только ленивый (и, как следствие, не любознательный). Вне границ геополитической драмы, которую неделю без малого день за днем разыгрывала Большая тройка за круглыми столами переговоров, оказалась жизнь персонажей второго плана, весьма насыщенная и по-своему любопытная.

Уборная для "Д. Д."

Некоторые непосредственные участники конференции приехали в Крым с ближайшими родственниками. С президентом Соединенных Штатов Америки Франклином Рузвельтом была дочь Анна Беттигер. Вообще, его, прикованного к инвалидному креслу, во время поездок, как правило, сопровождал родственник. Анне в свою очередь помогала дочь посла США в Советском Союзе Аверелла Гарримана Кэтлин, которая, кстати, владела русским языком. Тем более что помощь требовалась Анне, выступавшей хозяйкой во время торжественных приемов в Ливадийском дворце, что стал на время конференции американской резиденцией.

В Ливадию, преодолев более 100 км на автомобиле, американский президент с дочерью прибыли с аэродрома под Саками, где приземлился его лайнер. По свидетельствам, которые приводит журналист Джон Толланд, "на дороге не было никакого движения, и только вооруженная охрана в длинных, тяжелых, безупречно затянутых ремнями шинелях стояла вдоль обочины через каждые сто метров".

"На некоторых были надеты каракулевые папахи, на других — фуражки с ярко-зеленым, голубым или красным верхом, — пишет он в своей книге "Последние дни Рейха". — Каждый охранник брал "на караул", когда лимузин проходил мимо них. Анна Беттигер потянула отца за рукав. "Посмотри, — сказала она с изумлением. — Как много среди них женщин!" На перекрестках стояли девушки в форме, у каждой в руках красный и желтый флажки. Если дорога была безопасной, то девушка давала сигнал желтым флагом, затем засовывала оба флажка под мышку и лихо отдавала честь правой рукой. Все это произвело впечатление на американцев, и они теперь были уже более уверены в безопасности своего президента".

Юрченко: Ялтинская конференция — компромисс, обеспечивший мир >>

Сын Рузвельта Эллиот позже в своих мемуарах рассказывал о том, что в Ливадии американскую делегацию встретила Кэтлин Гарриман. "Все делегаты были очень утомлены; они приняли ванну, пообедали и отправились спать", — отмечал он.

В письмах близким из Крыма Анна писала: "Жизнь быстро принимает определенный порядок. За завтраком президент просматривает почту и диктует ответы на письма". Обходя поутру комнаты важных членов делегации, она собирала у них всю необходимую информацию, с которой шла к отцу. Затем они вместе обсуждали полученные сведения.

Помогавшая Анне Кэтлин Гарриман в письме тогдашней невестке британского премьер-министра Уинстона Черчилля Памеле Черчилль признавалась, что одним из недостатков здания Ливадийского дворца был дефицит туалетов, который вызывал немалое недовольство у поселенной там делегации и однажды затронул даже самих руководителей трех держав. В один из дней конференции во время перерыва в заседании Сталин, которого на Западе называли "Дядюшкой Джо", быстрым шагом вышел из конференц-зала в поисках уборной.

"Д.Д. (Дядюшке Джо) показали туалет, но он сразу вышел — это была умывальная, туалета там не было. К тому времени расположенную поблизости уборную уже занял премьер-министр, и наши ребята из посольства отвели Сталина черт знает куда — вниз по коридору, где был следующий оттуда туалет. В этой неразберихе сталинские офицеры НКВД разминулись, и начался хаос — они начали носиться туда-сюда, перешептываясь между собой. Думаю, они решили, что американцы устроили похищение или что-то в этом роде. Через несколько минут в дверях появился невозмутимый Д.Д. и порядок был восстановлен!"

Крымский Балморал и букет для Клементины

Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль прибыл в Крым также с дочерью. Офицер Женской вспомогательной службы ВВС Сара Оливер-Черчилль не скрывала восторга от полуострова: "Мы тут как сыр в масле катались. Прелесть". Описывая построенный по проекту английского архитектора Эдварда Блора Воронцовский дворец, где разместили британскую делегацию, она упоминала украшавшие стены картины из московских музеев, персидские ковры на полу, крахмальные белые скатерти на столах вкупе с одетыми во фраки управляющими (еще и в белых галстуках!).

Никсон в Крыму: за шаг до отставки >>

Младшая сестра Сары Мэри Соамс во время поездки по Крыму в 2007 году рассказывала, что путешествие в Крым вызвало у Сары восхитительные впечатления. "Она была необыкновенно тронута тем чрезвычайным гостеприимством, которое на конференции оказали английской делегации", — подчеркнула Соамс.

Не скрывая восторга от творения великого Блора, один из членов британской делегации даже назвал Воронцовский дворец "Балморалом в готическом стиле". Как известно, Балморал — это шотландский замок на берегу реки Ди в области Абердиншир, частная резиденция английских королей в Шотландии.

Страшно подумать, что всего этого архитектурного и дизайнерского великолепия могло и не быть, если бы не сотрудник Воронцовского дворца-музея Степан Щеколдин, предотвративший взрыв уникального строения во время отступления гитлеровцев из Крыма весной 1944 года. Во время Ялтинской конференции он уже трудился на лесоповале в тайге (всему виной стало сотрудничество с оккупантами, продиктованное исключительно необходимостью сохранить музей). Благодаря Щеколдину дворец продолжал функционировать как музейное учреждение и до, и во время войны. Поэтому неудивительно, что к началу 1945-го в залах первого этажа, уставленных ценной художественной мебелью и редкими предметами декоративно-прикладного искусства, висели живописные полотна.

Черчилль, который до начала конференции жаловался на место ее проведения, называл Ялту худшим в мире местом, где свирепствует тиф, по прибытии на Южный берег быстро сменил гнев на милость. "Когда мы пересекли горы и спустились к Черному морю, мы внезапно ощутили тепло, яркий солнечный свет. Климат здесь очень мягкий", — признался он позже.

Крым дипломатический. Сюжет РИА Новости Крым >>

"Красный Крест" Клементины

На полях конференции в личной беседе со Сталиным британский премьер затронул вопрос о помощи английским военнопленным, которые после освобождения Красной Армией из немецкого плена оказались в так называемых лагерях перемещенных лиц, также он вел речь и об их отправке пароходами на родину. Для этого Черчилль предлагал задействовать средства Красного креста, который в то время возглавляла его супруга Клементина.

Вопросы были решены положительно, и уже в апреле 1945-го миссис Черчилль прибыла в Советский Союз. Выполнив все дела, она любезно приняла приглашение представителей советского Красного Креста посетить Крым.

На полуострове супруга премьера Великобритании, как и ее муж за пару с половиной месяцев до этого, побывала в разрушенном Севастополе. Организаторы визита удовлетворили ее просьбу остановиться в той же комнате Воронцовского дворца, где во время Ялтинской конференции проживал супруг. В течение четырех крымских дней Клементина Черчилль побывала в детском лагере "Артек", Никитском ботаническом саду и Доме-музее Антона Чехова в Ялте, где в Книге почетных гостей оставила отзыв. Экскурсию по Белой даче зарубежной поклоннице творчества писателя провела ее хозяйка, родная сестра Чехова и хранительница музея Мария Павловна. При этом Чехова преподнесла гостье букет фиалок из сада, который возделывал выдающийся брат.

Мурадов: Крым – особое место для российской дипломатии >>

Усиленное питание и медвежий сувенир

С начальником личного штаба Черчилля, первым секретарем НАТО генералом армии Гастингсом Исмеем, назвавшим Ялтинскую конференцию бесполезной в военном и угнетающей в политическом отношении, можно согласиться лишь в одном: в гастрономическом отношении та была несомненно приятной. Советские организаторы встречи начали потчевать высоких зарубежных гостей прямо на аэродроме под Саками, где приземлились самолеты с британской и американской делегациями. Столы с угощением накрыли в установленной там палатке. Американский лидер под предлогом позднего завтрака от посещения палатки вежливо отказался, в то время как Черчилль охотно согласился отведать приготовленные яства. По воспоминаниям адмирала флота Николая Кузнецова, британский премьер "с явным удовольствием угощался русской водкой и икрой".

Вообще, питание участников саммита было организовано по высочайшему без преувеличения разряду. Начиная с богатого во всех смыслах меню и заканчивая безупречным внешним видом официантов. В Воронцовском дворце, где не только располагалась делегация Великобритании, но и проводились заседания министров иностранных дел стран-союзников, находились вазы с фруктами, бутылки минеральной воды и графины водки. А на обед, как замечал в письме жене замглавы британского МИД Александр Кадоган, гостям подавали "икру, копченый лосось, водку и много другой еды, включая мандарины". Стоит ли после этого удивляться впечатлению сотрудницы секретариата Британского военного кабинета Джоан Брайт, заявившей, что в Крыму "еда была сказочной". А однажды во время обеда Сара Оливер-Черчилль упомянула, что никогда не пробовала котлет по-киевски. Не прошло и часа, как официант подал ей порцию желанных котлет.

Исследуя предпочтения советского вождя, историки отмечают, что в 1944-1945 годах "не меньшее значение в кулинарном репертуаре Сталина стала играть общеевропейская дипломатическая кухня, усиленная русскими великолепными закусками из красной и черной икры и соленой и копченой красной рыбы". На этом фоне неслучайным выглядит данный советским лидером 8 февраля обед (правда, назначенный на 21.00), одно из ярких событий конференции.

"Советскими кулинарными "сенсациями" стало, помимо уникальных русских закусок, жаркое из дичи — рябчики, куропатки, тетерева, оленина, лосятина, домашняя птица", — рассказывают историки русской кулинарии Сергей Пушкарев и Оксана Захарова. По их словам, один из участников веселого и непринужденного застолья подсчитал, что в течение четырех часов его участники произнесли 45 тостов и имели возможность отведать 20 блюд.

Сталин распорядился подготовить в дорогу покидавшим Крым лидерам делегаций наборы желанных продуктов. Бывший на конференции переводчиком офицер внешней разведки Виктор Зегаль в интервью изданию "Совершенно секретно" рассказывал, что начальник охраны Сталина Николай Власик поручил ему узнать, какие из угощений во время конференции понравились американскому президенту.

По словам ветерана спецслужб, насчет кулинарных пристрастий Рузвельта он поинтересовался у двухметрового темнокожего мажордома, который сопровождал лидера США. "Он с большой готовностью согласился мне помочь, и уже на следующий день я держал в руках требуемый список: икра черная и красная, балык, лучшие сорта копченой колбасы, осетровая рыба, крабы, коньяки, массандровские вина, водка, чача и специально выпущенный к Ялтинской конференции шоколадный набор конфет "Союзнические", — вспоминал Зегаль. Чача оказалась в списке потому, что во время одного из застолий Сталин назвал грузинскую чачу лучшей водкой. Эти слова вызвали явное оживление у Рузвельта, которое вождь народов не оставил без внимания. Надо сказать, что для транспортировки вип-"продпайка" на аэродром в Саки понадобился "грузовичок". Не менее объемными были съедобные дары, преподнесенные Черчиллю.

В президентской библиотеке-музее имени Франклина Рузвельта, что расположена в округе Датчесс штата Нью-Йорк, поныне хранятся подаренные главе США Сталиным рукавицы из медвежьей шерсти и пачка папирос "Салют Родины" (13 штук). В коллекции также есть червонец, подписанный некоторыми членами американской делегации, в том числе дочерью президента Анной Беттигер. И хотя на банкноте упоминаются "маршал Сталин", "премьер-министр Черчилль", "президент Рузвельт" и его пресс-секретарь Стивен Ирли, своих автографов на купюре они не оставляли.